понедельник, 18 июля 2016 г.

Башкирской пчеле, впрочем, как и брендовому мёду, грозит исчезновение



Башкирской пчеле, впрочем, как и брендовому мёду, грозит исчезновение


Республику буквально оккупировали пасечники гастролёры. По госномерам фур, что выгружают улья в самых медоносных уголках республики, можно изучать географию страны. Завозные пчёлы мало того, что обворовывают местных, портят башкирскую популяцию, но и лишают сна туристов. Как распознать неправильных пчёл, что собирают неправильный мёд?

Жители небольшой деревни Кулмас Белорецкого района возмущены. Их земли оккупировали пчеловоды со всей страны. В результате, если раньше коренные пасечники качали с каждого улья по фляге мёда, то теперь не набирается и треть. Сладкие деньги оседают в кармане приезжих.

Олег Породкин, пчеловод: «КамАЗ» поставили, с него мотор вытащили, типа, что машина сломалась, а сами пока взяток с липы шёл, стояли. Как только взяток с липы закончился, они уехали». 

Пасечники, судя по госномерам из Томской области, выбрали иную тактику. Выставили улья на обочине дороги. Сами же вернутся, вероятно, только за урожаем.

О том, что такая деятельность наносит вред экологии башкирских пчел, говорит директор ГБУ «Башкирский научно-исследовательский центр по пчеловодству и апитерапии» Амир Ишемгулов.

– Кавказская пчела в массе своей меньше нашей. По способности собирать липовый мед, а это именно липовые леса, она слабее. Даже, если гости с Ростовской области приехали на своих машинах только лишь перекачивать наш мед, это уже отрицательно. Во-первых, в их ульях и машинах остаются трутни кавказской породы, которые затем портят маточное поголовье наших пчел. Во-вторых, завозятся всевозможные инфекции, которыми заболевают наши популяции. К сожалению, это действительность. Федеральный закон разрешает возить по России ульи с документами любого региона страны. Я уже долгое время инициирую поправки в республиканский закон, чтобы поставить заслон для пришлых пород, но пока есть определенные препоны. Касательно вашей ситуации, слова про подкормку сахаром – это явная чушь. Сейчас идет период медосбора, пчела сама просто не станет собирать сахар вместо нектара, – прокомментировал Амир Ишемгулов. 

Такого же мнения придерживается и доктор биологических наук из УНЦ РАН Василий Мартыненко.

– Сейчас в эти леса активно завозятся пчелосемьи из других регионов, в результате чего происходит их гибридизация. Оппоненты говорят, что пчелам не поставишь границы, они их перелетят. Но если увеличить охраняемую территорию, то мы сможем сохранить ядро популяции.    


Очевидно одно – пчёлы далеко не башкирской породы. Вместо того, чтобы собирать нектар самим, предпочитают воровать из ульев. В результате скрещивания с местными, что неизбежно, наша популяция ослабевает и вымирает.

Руслан Каипкулов, начальник Управления государственной инспекции по пчеловодству: «Приезжие уезжают, а проблемы остаются. Теперь местным надо будет менять маток, если весной выживут ещё».

Ещё одна беда: содержимое не всегда соответствует этикетке. Не факт, что мёд, который продают на трассе – действительно башкирский. Документы нам смогли предъявить лишь единицы.

Амир Ишемгулов: «Необходимо сегодня разработать государственную поддержку, разработать программу и выделить субсидии. Кто покупает башкирскую пчелу, то им выделять процент погашения со стороны государства нашей Республики Башкортостан».

Пока же пчеловоды Архангельского и Белорецкого района, что словно намазаны мёдом, вынуждены подсчитывать убытки. Говорят, если так дела пойдут и дальше, а они уже потеряли всякую надежду, бизнес придётся сворачивать. Тогда о настоящем башкирском мёде останутся лишь сладкие воспоминания.

Комментариев нет:

Отправить комментарий