среда, 10 июля 2019 г.

Каков вкус кубанского меда?

Каков вкус кубанского меда?

Продукты пчеловодства совсем не главное, что дают пчелы. Гораздо важнее их функция опылителей.
С середины «нулевых» пчелы стали исчезать в Северной Америке - по десятку тысяч пчелиных семей ежегодно. В начале «десятых» это поветрие добралось в Европу, теперь эти насекомые мрут и в России, пока -в областях средней полосы.
Ученые и пчеловоды-практики до сих пор доподлинно не знают причин. Но прежде всего говорят об ухудшении экологии. Общеизвестна фраза Эйнштейна: не станет пчел - через 4 года исчезнут люди. Не о меде речь - об опылении растений, для большинства из которых это понятие является синонимом размножения. Самоопыляемых растений в природе не так много, и от работы пчел зависит треть продовольственных ресурсов планеты.

НИ МЕДА, НИ МАСЛА

В Краснодарском крае массовой гибели этих насекомых пока нет. Но существующего их количества не хватает для нормального развития растениеводства.
Поясним. На Кубани мед собирают с марта по октябрь (в предгорьях еще цветет плющ). Но по-настоящему вспоминают о пчелах лишь в начале июля, когда начинается цветение подсолнечника. Урожай семечки, производство подсолнечного масла - важнейшее направление сельскохозяйственной экономики, и оно напрямую зависит от пчелы. Один улей за сезон обрабатывает два гектара посевов. Вот в первой трети лета пасечники и чувствуют себя востребованными: площади под подсолнечник в крае выделены приличные, а пчел на всех не хватает. По оптимистичным оценкам, у нас 120-130 тысяч пчелосемей, по пессимистичным - 95 тысяч. А посевов подсолнечника - за полмиллиона гектаров. Плюс - сады, плантации и теплицы ягодных кустарников.
— Полтора года назад краевое министерство сельского хозяйства провело совещание по пчеловодству - кажется, единственное по теме за последние пятнадцать лет. При подготовке к нему ученое сообщество дало оценки потерь от недоопыления подсолнечника. В масштабах края эта цифра ежегодно составляет 6 миллиардов рублей, — рассказал нам Василий Комлацкий, профессор, завкафедрой КубГАУ, председатель Союза пчеловодов Кубани.
Спикер знает, что говорит, поскольку пчелами - практически и теоретически - занимается всю жизнь, и в частности в аграрном университете читает курс лекций по пчеловодству. Огромная сумма - 6 миллиардов рублей! Малую бы ее толику - да на увеличение популяции пчел. По словам Комлацкого, технологии борьбы с болезнями растений и сорняками оказались столь мощными, что параллельно уничтожены были почти все насекомые-опылители: практически не найти клопа-черепашку, шмеля, дикую пчелу или божью коровку. В наличии только культурная медоносная пчела, которой остаться в живых позволили люди: среднерусская, сибирская, итальянская, карпатская. А серая кавказская пчела - это наше, кубанское, все!
Развал пчеловодства на Кубани начался лет пять назад - как результат целого ряда экономических и природных причин. Перед проведением зимней Олимпиады в Сочи знаменитое Краснополянское пчелохозяйство поставляло больше 100 тысяч пчелопакетов (пчелиная микросемья) в год - сейчас оно практически разорено. Та же участь постигла Майкопское пчелохозяйство. Пчел не хватает, как следствие - если раньше пасечники просились фермерам в «соседи», то сегодня ситуация обратная: растениевод платит пчеловоду по тысяче рублей за каждый улей, который в период цветения появляется на краю поля.

ЦЕНА МЕДА

В разговоре с руководителем старейшей в крае организации пчеловодов «Кубанская пчела» Виталием Дедовым выяснилось, что его коллеги не слишком заинтересованы в работе на полях подсолнечника. И тому по меньшей мере две причины.
Во-первых, поля обрабатываются гербицидами. Раньше владельцы пасек узнавали об этом постфактум: по массовой гибели насекомых. Сегодня, как правило, фермеры информируют пасечников о предстоящей обработке ядохимикатами, и в эти дни полосатым трудягам не дают покидать ульи.
— Но «химия» попадает в землю, потом растение ее впитывает, и эта дрянь оказывается в нектаре. Может быть, в незначительных концентрациях, но для пчелы - чрезмерных. И она зимой погибает, когда кормится этим подсолнечниковым медом, — рассказывает Виталий Иванович. — Последние лет десять с каждой зимовкой пчелы гибнут. После зимы в 2015-м недосчитались 60 процентов семей.
Да, пчеловод вправе предъявить претензии фермеру. Но на практике такое дело будет длиться долго, доказать вину обидчика сложно, а компенсация ущерба окажется копеечной.
Вторая причина прозаичная: деньги! Мед, снятый с подсолнечника, самый дешевый: 150-200 рублей за килограмм. Для сравнения: мед акации или гречишный стоит 600 рублей за килограмм, мед каштана - более тысячи рублей за килограмм. Пчеловод занимается своим делом не только из любви к природе, но и для того, чтобы заработать.

КРАЙ МОНОКУЛЬТУР

В разговоре выясняется, что на Кубани немного возможностей для медосбора: помимо подсолнечника есть скромные площади под рапсом и совсем немного акации. Нет ни люцерны, ни клевера, ни кориандра… Львиная доля кубанских пчеловодов, у которых ульи исчисляются десятками, на сезон уезжают за пределы края. В Ростовскую область, где благодаря оврагам и балкам можно отыскать шикарное разнотравье. Гречки на Кубани нет, а гречишный мед люди любят, он в цене, и чтобы взять его, наши пчеловоды едут в Волгоградскую, Курскую и Саратовскую области.
— Это вынужденная мера, потому что, если утрировать, на Кубани кроме риса, пшеницы и подсолнечника ничего нет, — заканчивает рассказ Дедов. — Много говорят о севообороте. По науке эту культуру можно повторить на поле через семь лет. Но мелкий фермер, у которого земли 300-500 гектаров, чтобы выжить, засаживает подсолнечником всю свою землю каждый год.
Кроме того, и у пчеловодов проблем хватает. К примеру - с перевозкой пасек.
— В краевом законе «О пчеловодстве», который подписывал Александр Ткачев, упоминают прицепы для перевозки пчел, они относятся к сельскохозяйственному оборудованию и регистрации не подлежат. Но на практике сотрудники ГИБДД запрещают пасекам на прицепах двигаться про федеральным дорогам. Пасеки ставят на штраф-стоянки, как там пчелам выживать? — риторически вопрошает Дедов.

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

Кочевое пчеловодство - устоявшийся термин, связанный с самой технологией производства меда. Маленькая пасека на несколько ульев годами может стоять на одном месте - в огороде или в саду.
Большую же пасеку, где счет семей идет на десятки, надо постоянно перевозить: чтобы пчелки работали, чтобы у них был потенциал для сбора медоноса. Ежегодная миграция кубанских пасек за пределы края - вынужденная мера.
У Кирилла Пугача, пчеловода в четвертом поколении, более 150 «сильных» ульев, не считая тех семей, что выздоравливают или по каким-то причинам находятся дома. По его словам, конкуренции в кубанском пчеловодстве нет: мало кто занимается этим делом как бизнесом.
— В Краснодаре, огромном городе, в Россельхознадзоре зарегистрировано всего шесть пчеловодов! — рассказывает Кирилл. — Основная масса пасечников занимается этим для себя: чтобы натуральный мед был в доме, ну и несколько банок разойдутся по друзьям и соседям, но это не бизнес. И этим людям не интересны поля подсолнечника...
В представлении Пугача настоящая прибыль появилась бы, если бы пчеловоды объединились, корректировали планы и места стоянок для пасек, открыли свой цех по упаковке продукции, установили долговременные связи с торговыми сетями… Но он и сам понимает, что таким крупным объединениям пчеловодов просто нечего делать на Кубани с ее огромными пространствами одной-двух сельхозкультур, дающих дешевый мед. Природным разнообразием мы оплатили рекордные урожаи риса и пшеницы. Увы, возможно, нам это еще аукнется, и не только медом...
Михаил Кибальник

Комментариев нет:

Отправить комментарий