вторник, 25 июля 2017 г.

Создано устройство, которое покажет жизнь внутри пчелиного улья

Создано устройство, которое покажет жизнь внутри пчелиного улья


Компания Open Source Beehives (OSBH) создала ещё одну новинку в области пчеловодства — BuzzBox. Это устройство информирует пчеловодов о состоянии ульев, а учёные, занимающиеся проблемой стремительного уменьшения популяции медоносных пчёл, могут собирать сведения о жизни улья.
Прибор — BuzzBox. Это небольшое устройство облегчит понимание причины быстрого снижения численности пчёл, которая до сих пор остаётся загадкой.
Приборы BuzzBox от OSBH представляют собой датчики для ульев, которые подключаются к солнечной панели. Они позволяют пользователям следить за происходящим в пчелиных колониях, прослушивать и расшифровывать звуки в ульях. Устройства собирают данные о температуре улья внутри и снаружи, о влажности и давлении воздуха. Через микрофон звуки передаются в систему анализа аудио, и через приложение на смартфоне пользователь может просмотреть эту информацию.
Таким образом пчеловоды могут отслеживать состояние здоровья своих колоний через приложение на телефоне.
Как говорят в OSBH, компания собрала записи тысячи часов ульевых звуков. По этим данным они разработали систему отслеживания для определения текущего состояния улья на основе тех звуков, которые может уловить прибор.
BuzzBox способна предупреждать хозяев о краже и/или вторжении в ульи, отслеживает процесс предроения и роения, звуки колонии при отсутствии матки, обрушение улья.
После некоторых доработок устройство также сможет выявить опасных клещей, восковых молей и других вредителей и воздействие пестицидов, которые могут нанести вред колонии.
В будущем устройство BuzzBox будет содержать и дополнительные функции. Например, обнаружение токсичных пестицидов. Если колонии подвергнутся этому воздействию, то в режиме онлайн эти предупреждения отправятся пчеловоду.
«Это имеет две цели. Первая — определять, когда колонии подходят к состоянию предупадка. Это может быть вызвано воздействием пестицидов и заражением паразитами. Поэтому мы можем предупредить пчеловодов об опасности, чтобы они могли вмешаться и попытаться спасти свои ульи — это вторая цель», — говорит соучредитель OSBH Аарон Макарук.

суббота, 22 июля 2017 г.

Позвольте женщинам стать самостоятельными занявшись пчеловодством



Позвольте женщинам стать самостоятельными занявшись пчеловодством


Горное земледелие позволяет избежать использования химических веществ, которые оказывают негативное воздействие на окружающую среду и, таким образом, на здоровье людей.
Пасека школы Дюрдюран (Djurdjuran), позволяет женщинам стать самостоятельными.
«Пчеловодство стало реальной работой и источником благосостояния для всех женщин, прошедших подготовку в нашей организации, хотя раньше никто из них не мог и помыслить о таком» говорит Уальд Моханд Ульд Брахам(Mohand Ouamer Ould Braham), председатель Ассоциации горного пчеловодства (APAM).
Его ассоциация основана в Айн-эль-Хаммам в 45 км к юго-востоку от Тизи Узу (150 км к востоку от Алжира) и является уже несколько лет центром для проекта школы женщин-пчеловодов. Это скромная, но очень амбициозная инициатива позволила десяткам людей, особенно молодым женщинам-домохозяйкам, узнать о разведении пчел. «Первый урок на пасеке школы был получен в 2010 году при финансовой поддержке Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН). Мы провели здесь в штаб-квартире Ассоциации учебные дни о горном пчеловодстве приглашая всех желающих. Профессионалы в в пчеловодстве не только из региона, но и из Франции помогли нам в этом обучении, в частности, путем проведения семинаров для повышения квалификации пчеловодов.
Он добавляет, что преподавание на этих курсах является подчеркиванием ценности окружающей среды и устойчивого развития, обеспечивающих получение органического продукта. «На самом деле, мы совмещаем древние обычаи с современными методами. Здесь, в этом регионе, пчеловодство является традицией и мед, как известно, 100% органический. Пчелы живут в горах, на небольших, часто семейных пасеках, вдали от пестицидов».

Горное земледелие позволяет избежать использования химических веществ, которые оказывают негативное воздействие на окружающую среду и, таким образом, на здоровье людей. Пчелиная смертность снижается до уровня естественной селекции, и это то, что помогает развивать пчеловодство в горном регионе. Почти 4700 пчеловодов зарегистрированы в вилайете Тизи Узу с пасеками, расположенными в основном в горах. Производство меда достигло почти 500 центнеров в 2016 году «органического меда очень хорошего качества».

Проект школы пчеловодов способствует оказанию помощи некоторым студентам, которые имеют свои собственные пасеки. Десять ульев были распределены среди пяти стажеров в том числе трех женщин, после первой тренировки. Эта инициатива была позже продолжена при обучении, и стало почти традицией в рамках Ассоциации APAM. «Наше партнерство с AMSED (Ассоциация развития  миграционной  солидарности и торговли), как и с  другими школами пчеловодства нацелено на раздачу ульев. Мы поддерживаем многих сельских женщин, так как мы заметили растущий интерес, который они проявляют к пчеловодству» говорит президент APAM.

Не менее чем восемнадцать женщин из Айн-эль-Хаммам и других населенных пунктов провинции Тизи Узу организовали свои пасеки из ульев аолученых от школы. Ульд Брахам добавляет, что эти студенты «выиграли от обучения в ассоциации, а также организация смежной деятельности  для создания новых рабочих мест.». Президент APAM представляет Месад Дуюби (Messad Djoudi) девушку, которая окончила школу пчеловодов три года назад и которая имеет пасеку в 10 ульев.
«Мой отец пчеловод, но я никогда не чувствовала себя действительно заинтересованной  в занятии  пчеловодства. Я поступила на обучение в школу Apam из любопытства, обучившись я приобрела необходимые знания и желание заниматься пчеловодством». Теперь она говорит, что может обеспечить достаток в семье продавая мед из своих ульев. «Это не сложно, просто знаю, сохраняя свои ульи, уважая их покой в течение зимы, обеспечивая их благополучие во все времена года. Я обеспечиваю свое благополучие».
Работа ассоциации в настоящее время распространяется на все сектора горного сельского хозяйства для  подготовки профессионалов в разведении крупного рогатого скота, птицы или кроликов. Это один из способов расширить наше присутствие и поддержку, сказал президент ассоциации.

Автор Тассадит Чибани
Источник http://www.elwatan.com/impact-journalism-2017/rucher-ecole-du-djurdjura-permettre-aux-femmes-de-devenir-autonomes-24-06-2017-347842_270.php
Перевел Ларчиков С.А.

Оригинальный текст
Rucher-ecole du Djurdjura : Permettre aux femmes de devenir autonomes
Des femmes de la region en plein apprentissage des methodes et techniques liees a l’apiculture. Des femmes de la region en plein apprentissage des methodes et techniques liees a l’apiculture.
L’agriculture en montagne permet d’eviter l’utilisation de produits chimiques dont l’impact est negatif sur l’environnement et donc sur la sante de l’homme.
Rucher-ecole du Djurdjura : Permettre aux femmes de devenir autonomes

 « L’apiculture est devenue un vrai metier et une source de richesses pour toutes les femmes formees au sein de notre association alors qu’auparavant aucune d’elles ne s’imaginait pouvoir monter un jour sa propre exploitation », se rejouit Mohand Ouamer Ould Braham, president de l’Association de promotion de l’apiculture de montagne (APAM).

Son association est basee a Ain El Hammam a 45 kilometres au sud-est de Tizi Ouzou (150 km  a l’est d’Alger) et abrite depuis quelques annees des projets de Ruchers-ecoles dit du Djurdjura. Cette modeste mais tres ambitieuse initiative a permis a des dizaines de personnes amatrices, notamment des jeunes femmes au foyer de s’initier a l’elevage des colonies d’abeilles. « La premiere experience dans le cadre du Rucher-ecole du Djurdjura, nous l’avons concretisee en 2010 grace au soutien financier du Programme des Nations unies pour le developpement (PNUD). Nous avons organise, ici au siege de l’association des journees de formation a l’apiculture de montagne ouvertes a tous. Des professionnels du domaine issus de la region mais aussi venus de France nous ont assistes dans cette experience a travers notamment des ateliers pour valoriser le volet pratique», souligne-t-il.

Il ajoute que les methodes enseignees a travers ces formations sont celles qui privilegient les valeurs environnementales et de developpement durable assurant un produit bio. « En fait, nous ne faisons qu’inculquer les anciennes coutumes avec des techniques modernes. Ici, dans la region, l’apiculture est une tradition et le miel est connu pour etre 100% bio. Les abeilles sont a l’abri en montagne car elles butinent dans les petites exploitations agricoles, souvent familiales que vous voyez la, bien loin des pesticides nefastes pour elles», dit Mohand Ouamer Ould Braham.

L’agriculture en montagne permet d’eviter l’utilisation de produits chimiques dont l’impact est negatif sur l’environnement et donc sur la sante de l’homme. La mortalite des abeilles est ainsi reduite grace a cet elevage naturel et c’est ce qui permet de developper cette activite dans la region de Kabylie caracterisee par ses massifs montagneux. Pres de 4700 apiculteurs sont recenses dans la wilaya de Tizi Ouzou avec des exploitations implantees en grande majorite dans la montagne. La production de miel a frole les 500 quintaux en 2016. « Un miel bio et de tres bonne qualite » assure notre interlocuteur.

Le projet Rucher-ecole contribue au developpement de l’activite en aidant quelques stagiaires a avoir leur propre exploitation. Dix ruches ont ete distribuees a cinq stagiaires dont trois femmes au terme de la premiere formation. Cette initiative a par la suite ouvert la voie a l’apprentissage devenu presque une tradition au sein de l’association APAM. « Notre partenariat avec l’ONG AMSED (Association migration solidarite et echanges pour le developpement) fait que d’autres Rucher-ecoles sont regulierement inities avec a la cle des soutiens pour l’acquisition de ruches. Nous privilegions beaucoup les femmes rurales car nous avons remarque l’interet grandissant qu’elles accordent a l’apiculture » dira le president de l’APAM.

Pas moins de dix-huit femmes, issues de Ain El Hammam et d’autres localites de la wilaya de Tizi Ouzou ont monte leur exploitation grace aux ruches qu’AMSED a mises a leur disposition. M. Ould Braham ajoute que ces stagiaires « ont beneficie de l’encadrement de l’association ainsi que d’un accompagnement aupres des dispositifs d’aide a la creation d’emploi pour developper leur exploitation». Le president de l’APAM nous presente Messad Djoudi, une des beneficiaires du programme Rucher-ecole du Djurdjura il y a un peu plus de trois ans. Son exploitation compte aujourd’hui pres d’une dizaine de ruches et la rend bien fiere du travail qu’elle a accompli.

« Mon pere est apiculteur mais je ne me suis jamais vraiment interessee a ce qu’il faisait. Je me suis inscrite a la formation de l’APAM par curiosite, j’ai fini par acquerir le savoir-faire necessaire puis la volonte de me lancer dans cette activite » soutient la jeune femme. Elle affirme s’assurer desormais une rente grace au miel produit par ses ruches. « Ce n’est pas difficile, il suffit de savoir entretenir ses ruches, respecter leur repos pendant la periode hivernale tout en veillant a leur bien etre en toutes saisons.
Le travail de l’association s’etend desormais a toutes les filieres de l’agriculture de montagne avec d’autres formations assurees par des professionnels dans l’ele
Tassadit Chibani

Чем грозит аномально холодное лето пчеловодам Мордовии

Чем грозит аномально холодное лето пчеловодам Мордовии


Нового урожая мордовского мёда в этом году возможно не окажется на прилавках. Более того, пасечники опасаются: пчёлы не смогут заготовить достаточное количество прокорма даже себе на зиму. Покидать уютные ульи насекомые не спешат. Пасечник Николай Акимов демонстрирует пустые соты и сетует, за десять лет пчеловодства – сезон самый неурожайный. С трудом у его пчёлок совсем не заладилось. Если раньше в это время соты уже успевали наполниться янтарным лакомством, а с двадцати шести ульев удавалось собрать до одной тонны мёда – в этом году  прогнозы неутешительные. «Медовый сезон уже начался, но, видите, дожди льют, даже иной раз солнце выйдет, но сильный ветер, а ведь пчела-то не летает уже; раз, пыльца только пошла, когда сады начали цвести, только зацвели, холода пошли, дожди, всё смыло, они для себя-то не набрали, что им сейчас поесть», — жалуется пасечник Николай Акимов.

Цена на мёд может вырасти, как и количество фальсификата. Потому что неурожай — повсеместный. Насекомых, возможно, придётся подкармливать. Но до конца сезона ещё есть время. Пасечники рассчитывают, что погода всё же даст пчёлам пополнить необходимые запасы, и пока стараются создать своим крылатым питомцам комфортную атмосферу. По мнению Николая Акимова, пчеловодство – не только кропотливый, но и творческий труд, где идей – безбрежное множество. Пчеловод с гордостью демонстрирует установку для обработки перги, приспособления для ношения рамок и другие принадлежности, которые когда-то сделал сам. И надеется, что погода смилостивится и в этом году они всё же будут актуальны.
Аналогичная ситуация сложилась и во многих других регионах России.

Погода крайне усложнила жизнь пчеловодам Латвии

Погода крайне усложнила жизнь пчеловодам Латвии


Развитие пчелиного хозяйства в этом году задержалось примерно на месяц – примерно настолько позже появится и первый мед. Однако не только весна в этом году прибавила пчеловодам головной боли, говорит курземский пчеловод Янис Вайновскис. В прошлом году многие пчелиные хозяйства пострадали из-за клещей и передаваемых ими болезней.
«Светло желтая – с рапса, оранжевая – с одуванчиков, темно синяя – с ивы, а серая пыльца меня удивляет. Если бы это была середина лета, я бы решил, что это свиной помет. Но весной я такой цвет вижу. Яблонь в этом хозяйстве нет, скорей всего, из какого-то другого хозяйства», - показывает соты пчеловод Вайновскис.
Весна в этом году наступила чрезвычайно поздно, а первый пчелиный мед ожидается не раньше следующей недели.
«Мы недавно вывозили пчел к чернике, но она, скорей всего, пострадала от морозов, поэтому особого смысла нет. Это чрезвычайная весна, из-за которой страдает не только черника, но и пчелы. Развитие замедлилось примерно на месяц, поскольку обычно в это время у нас уже есть мед. И клен только недавно закончил цвести, не помню такого времени. Все указывает на то, что весна пришла поздно», - говорит Вайновскис.
Каким будет этот год – судить пока рано, однако такая весна на пользу не пойдет, считает пчеловод.
В прошлом сезоне вред пчелам нанесли клещи и переносимые ими болезни, говорит научный сотрудник Латвийского общества пчеловодства Юрис Штейселис. Хотя ситуация была разной, даже у лучших пчеловодов перенесшая зиму популяция сократилась.
«Трудно сказать, какая зима хорошая, а какая – нет. Это связано с прошлым годом, насколько пчелы хорошо подготовились. Погодные условия – катализатор, как пчелы проведут зиму», - говорит Штей

пятница, 21 июля 2017 г.

Лучшие пчеловоды России

Лучшие пчеловоды России

Лучший пчеловод России

Дагестанец Абдусамат Магомедов занял II место на Всероссийском конкурсе профессионального мастерства «Лучший по профессии» в номинации «Лучший пчеловод».

Лучший пчеловод Башкирии

В Уфе выбрали лучшего пчеловода Башкортостана
Победителем республиканского конкурса стал Ильгиз Шангареев из Ишимбайского района. «Мы потомственные пчеловоды. Наши отцы и деды занимались именно пчеловодством. Пчеловодство было колодным. Я продолжаю дело и перешел от колодного пчеловодства к многокорпусным ульям», - рассказал победитель.

Лучший пчеловод Бурятии

В Бурятии определили "Лучшего пчеловода-2017"
Им стал Юрий Назимов из села Югово Прибайкальского района, который будет представлять Бурятию в финале всероссийского конкурса.
Всего в хозяйстве Назимовых на сегодня находится 180 ульев, в которых проживает 160 пчелосемей среднерусской породы пчёл.
В 2015 году он получил грант в сумме полутора миллионов рублей, эти средства помогли развить хозяйство.
Фермер в восторге от среднерусской породы пчёл, которая идеально подходит к нашим суровым условиям. 
- Летает она, в основном, по лесам и неудивительно, что её называют ещё и серой лесной пчелой. Благо, в наших бурятских лесах немало иван-чая, который и является основным растением, с которой собирают пыльцу пчёлы. А ведь раньше я старался ставить улья в Тарбагатайском районе, куда и стекаются летом все более-менее активные пчеловоды, но со временем понял, что нужно уходить в лес, и что пчёлы среднерусской породы лучше всего чувствуют себя именно в тайге. С тех пор я заключаю договоры с местными лесничествами, и имея все необходимые разрешения на руках, захожу с ульями в лес даже в пожароопасный период года. Правда, в лесу поначалу нам здорово мешали медведи, которые в первый год утащили у нас кое-что. Но после я косолапым уже не давал своевольничать и поставил электрическую изгородь, которая стала надёжным и недорогим охранником – на сезон мне хватает всего двух аккумуляторов, - делится Юрий Назимов.
Фермер уверенно смотрит в будущее, для чего постоянно работает над улучшением условий жизнедеятельности своих подопечных – пчёл.

Лучший пчеловод Вологодской области


По итогам конкурса в номинации «Самый молодой пчеловод» победил Михаил Снигирев (Вологодский район). Приз за широкий ассортимент получаемых продуктов пчеловодства получил Юрий Зуев из Вожегодского района. Тарножанин Михаил Косарев одержал победу в номинации «Наибольшее количество получаемого товарного меда».
В общем зачете на третьем месте оказался Павел Игошев из Тотемского района, на втором – Иван Лисицинский (Кич-Городецкий район). Ну а победителем областного конкурса пчеловодов признан Павел Беляев из Шекснинского района.



Лучший пчеловод Алтайского края

 
Лучший пчеловод из Алтайского края Евгений Балашов занял четвертое место на Всероссийском конкурсе профмастерства в номинации «Лучший пчеловод».

Лучший пчеловод Адыгеи




Зоотехник  «Племенного пчелохозяства «Майкопское» Олег Кубиков стал призером федерального этапа Всероссийского конкурса профмастерства…
  

Лучший пчеловод Кировской области




Евгений Чемоданов много лет работающий с пчелиными семьями в племзаводе «Октябрьский» Кумёнского района.. Стал лучшим пчеловодом Кировской области.

Кировчанин показал хорошую подготовку и знания по профессии и занял восьмое место среди сильнейших пчеловодов страны.

Лучший пчеловод Челябинской области

 Пчеловод из Нагайбакского района - житель с. Кассель Иван Васильевич Ишмаметьев, участвовал во всеросийском конкурсе пчеловодов и может считаться одним из лучших пчеловодов Челябинской области.



 

В Уфе прошёл региональный этап конкурса «Лучший по профессии» среди пчеловодов Башкирии

В Уфе прошёл региональный этап конкурса «Лучший по профессии» среди пчеловодов Башкирии


В Уфе прошёл региональный этап конкурса «Лучший по профессии» среди пчеловодов республики 14.07.2017 22:26

Пчелиная пасека в центре Уфы расположилась у ипподрома «Акбузат». Сегодня, 14 июля, прошёл региональный этап конкурса «Лучший по профессии» среди пчеловодов республики. Соревновались в Уфе около полусотни бывалых пасечников из 43-х районов Башкортостана.

От расположения рамок после зимней спячки зависит рост молодняка и количество мёда. Участники скрупулёзно выполняют практическую часть конкурса. Обустройство пчелиного дома – целая наука. На выполнение одного задания – 5 минут. За это время они должны в правильной последовательности разобрать улей.

Дмитрий Шелехов, судья: «Определяют правильную расстановку медовых и перговых рамок, как удаляются пустые и грязные рамки. В середину устанавливается открытый и печатный расплод. В дальнейшем установка кормушек, утепление гнезда и дальше его развитие».

Имитацию весенних работ на пасеке Николай Сакаев выполняет едва ли не с закрытыми глазами. Производству мёда пенсионера учил ещё отец, теперь свой 58-летний опыт он передаёт своим детям.

Николай Сакаев, пчеловод: «40 лет работал старик – у него навыки собирал. Потом уехал в село Архангельское, в СПТУ-7, 2 года отучился на техника-пчеловода. После этого трудностей я не чувствую».

Кроме практических навыков, участники демонстрировали свои теоретические знания. За каждый правильный ответ – один балл. Несмотря на широкую популярность башкирского мёда, есть необходимость увеличения его производства в регионе. Сейчас пчеловоды изготавливают порядка 12 тысяч тонн продукта в год.

Амир Ишемгулов, генеральный директор Башкирского НИИ по пчеловодству и апитерапии: «Первый этап  развития пчеловодства в Республике Башкортостан – любительский: для себя, для дома, чуть-чуть для реализации. А мы сейчас должны перейти на промышленное пчеловодство, на бизнес-проекты, бизнес-планы. Выход на 300, 400, 500 пчелосемей, даже 1000 пчелосемей – это промышленное пчеловодство».

Сейчас башкирский мёд поставляется в Китай, США, Японию. Но рынок небольшой. Новозеландский эксперт по пчеловодству Дэфид Уильям приехал посмотреть на соревнования, изучить преимущество башкирского продукта, чтобы организовать широкие поставки по всему миру.

Дэфид Филлипс Уильям, пчеловод /Новая Зеландия/: «Следующие 10 лет своей жизни я собираюсь посвятить экспортированию башкирского мёда. Новозеландский мёд занимает третье место в мире по объёму экспорта, а Россия не входит даже в двадцатку. Поэтому я собираюсь заняться этим и поставить башкирский мёд, российский мёд на первое место в мире».
Башкортостан претендует на право проведения Международного конгресса «Апимондия» в 2021 году. А в нынешнем году Уфа уже завоевала право стать всероссийской столицей мёда. Федеральный конкурс профмастерства среди пчеловодов будет проходить у нас с 15 по 17 августа.

Первый урожай меда собирают на «дальневосточных гектарах» в Приморье

Первый урожай меда собирают на «дальневосточных гектарах» в Приморье

Получатель «дальневосточного гектара» из Приморья создал пасеку.
Получатель «дальневосточного гектара» из Приморского края построил пасеку и собирает первый урожай.
Петр Игумнов подыскивал участок задолго до принятия закона о «дальневосточном гектаре».
Ближе к пенсии хотелось размеренной жизни вдали от городской суеты и собственное дело. Как признался получатель «дальневосточного гектара», новый закон помог воплотить эту мечту в реальность.
Село Бровничи в Партизанском районе Приморского края семья выбрала после того, как посмотрела по телевизору сюжет о годовщине населенного пункта, в котором глава поселения призывал получателей «гектаров» выбирать земли в данной местности и расширять село. Игумновы взяли здесь 10 гектаров и задумали возродить пчелиное дело в этом районе.
«Партизанский район недаром называют золотой долиной Приморья, климат здесь прекрасный, земля плодородная - идеальное место для сельского хозяйства, особенно для пчеловодства. Недаром в советское время здесь был большой пчелосовхоз, есть у нас мечта возродить его. Пасека – самые «короткие» деньги в сельском хозяйстве, спрос на хороший мед большой», - рассказал получатель «дальневосточных гектаров».
К делу братья Игумновы подошли со всей серьезностью. В будние дни семья работает в городе, в выходные – на своих гектарах. На участке установили две бытовки, приобрели оборудование и спецодежду, по весне вспахали землю, засадили медоносной фацелией, закупили 20 ульев. Через неделю можно будет попробовать первый мед.
«Качественный мед созреть должен. Пока пчелы не запечатают, качать нельзя, нужно терпение, чтобы получить хороший продукт. Сейчас медосбор липы пошел, скоро начнем качать первый мед. Затем цветочный будет, траву посадили по принципу «зеленого конвейера», грядки цвести по очереди будут, до самого сентября, так что свежий мед у базы отдыха на берегу реки Тигровая и еще несколько задумок.
Стоит напомнить, что с 1 февраля этого года получить «дальневосточный гектар» может каждый гражданин России. За все время реализации программы поступило свыше 96 тысяч заявок на «дальневосточные гектары». Передано в пользование более 24 тысяч участков.
Ожидается, что до конца текущего года будет подано до 150 тысяч заявок. И в пользование будет передано не менее 50 тысяч участков.нас будет достаточно долго. А первый урожай раскуплен заранее», - рассказывает о тонкостях своего ремесла Петр Игумнов.
Дальше Игумновы намерены строиться, главный вопрос – провести электричество к участку. По соседству знакомые семьи взяли еще 7 гектаров. Кроме того, Петр Игумнов занялся еще одним видом бизнеса, строит верми-ферму. В планах - развитие экотуризма: открытие

Последние бортники Европы

Последние бортники Европы

Древнее мастерство 10 пчеловодов из Беларуси, Польши и Литвы может пополнить копилку ценностей ЮНЕСКО
Бортничество — промысел умирающий. Увидеть «натуральный» улей в дупле дерева или хотя бы искусственную колоду — большая удача. Но есть энтузиасты, которые сохраняют древний способ добычи меда. Они убеждены: бортничество вправе пополнить список мирового культурного наследия. В чем же уникальность этого промысла? Корреспондент «Р» отправился на Полесье и в приграничные районы нашей страны и встретился там с теми, в чьей жизни было много меда. Но сладкой ее назвать трудно.

В молодости Алексей ЖИНКО из украинской Лобны смастерил не одну колоду. Теперь старые ульи интересны разве что туристам и краеведам
Как покорить ЮНЕСКО?

Польский профессор киноискусств, фотограф и путешественник Кшиштоф Хейке — один из тех, кто старается поддерживать интерес к древнему промыслу полешуков.

Хейке преподает на факультете режиссуры и операторского искусства в Высшей государственной школе кинематографа, телевидения и театра им. Леона Шиллера в Лодзи. Он принимал участие в высокогорных экспедициях в Гималаях, на Кавказе, на Килиманджаро. Путешествовал по Аляске и Сибири. В Брест профессор приезжал недавно, на открытие собственной фотовыставки с говорящим названием «Последние бортники Европы, которых я повстречал». Работы поляка уже увидели жители Варшавы, Луцка, Пинска.

Николай КАЧАНОВСКИЙ — предприниматель и потомственный пчеловод

В 2003 году он впервые оказался на Полесье. Заметил странные бочки, расположенные высоко на деревьях. Оказалось, в них живут пчелы. С тех пор эта тема не дает Хейке покоя. Он изучает историю и секреты ремесла. И вот уже 14 лет фотографирует последних бортников Европы в нашей стране, а также в Украине, Польше и Литве.

— Я объехал многие древние леса и могу сказать, что топография бортничества, этого древнейшего промысла, по большому счету обозначена границей земель, населенных славянами. Это они начали разводить диких пчел в естественных или искусственно выдолбленных дуплах деревьев.

По мнению Кшиштофа Хейке, всех бортников объединяют семейная традиция и непоколебимая вера в почти божественную силу лесного меда:

— В большинстве случаев это люди почтенного возраста, обладающие исключительным физическим здоровьем и жизнерадостным характером. До нашего времени они дошли как своего рода духи прошлого, незамеченные средствами массовой информации, этнографами, музеями, которые не позаботились о том, чтобы своевременно начать собирать последние инструменты их работы.

Хейке находил колоды царских времен в Беловежской пуще. В чернобыльской зоне ему посчастливилось встретить бортников, которые уверяли, что мед является наилучшим лекарством от многочисленных болезней. В том числе — защитой от радиации:

— В качестве доказательства они приводили состояние собственного здоровья. Их мед я предпочитал не пробовать, но за их акробатическими номерами под кронами деревьев наблюдал с восхищением. «Танец» с лезивом (приспособлением из кожи лося для влезания на высокие деревья без сучьев), с помощью которого они продирались сквозь густую листву, подвешивание колод с помощью колеса я считаю своеобразным обрядовым театральным представлением, единственным зрителем которого был я.

Кшиштоф ХЕЙКЕ (у микрофона) находил колоды царских времен в Беловежской пуще. В чернобыльской зоне ему
посчастливилось встретить бортников, которые уверяли, что мед является наилучшим лекарством от многочисленных болезней.
В том числе — защитой от радиации

Увы, настоящих профессионалов остались единицы. Они знают, как поднять на дерево стокилограммовую борть, как «подружиться» с пчелами и работать без защитной сетки. По мнению Хейке, культурная ценность бортничества неоспорима: в прошлом году Министерство культуры и национального наследия Польши внесло бортничество в список нематериального культурного наследия:

— Говорю об этом с особенной радостью, потому что считаю этот факт результатом совместной инициативы с членами Бортнического братства. Братство содействует развитию бортевого дела и появлению бортей по всей Польше, в Литве и Беларуси. Сегодня мы с единомышленниками предпринимаем усилия по внесению этого промысла в список нематериального культурного наследия. В случае успеха мы смогли бы подать совместную польско-белорусскую заявку на внесение бортничества в число шедевров устного и нематериального культурного наследия человечества ЮНЕСКО.
Теперь — экзотика

На пинской набережной работает хорошо знакомый горожанам магазин «Нектар Полесья». Здесь можно купить десятки видов меда, инструменты и препараты, необходимые пчеловодам. Хозяин магазина — потомственный пасечник Николай Качановский. Этим бизнесом он занимается больше 20 лет. Мед скупает по всей стране. Обогащает прополисом, маточным молочком, пыльцой, пергой и поставляет в торговые сети. А еще изучает историю древнего полесского промысла. Говорит, что разведение пчел в искусственных дуплах деревьев уже стало историей. Уходит в прошлое и колодное пчеловодство:

— Что поделаешь, это закономерный процесс. Простой пример: из обычного современного улья можно собрать больше 50 килограммов меда. Из борти — всего 15 — 20. К тому же, пчелы, живущие в колодах, требуют более тщательного и более сложного ухода. Единственная ценность, которую может представлять подобный вид пчеловодства, — историческая да туристическая.

Виктор ОЛАСЮК пчеловодством занимается 33 года. На его участке несколько десятков рамочных ульев. Колоды он купил «для души», чтобы сохранить очарование уходящего промысла


В поисках бортников отправляюсь в Кудричи — аутентичную деревеньку в 30 километрах от Пинска. Сюда ведет гравийная дорога, которая появилась относительно недавно — в 1990-х годах.

Кудричи — деревня знаменитая. В эти края часто приезжают любители полесской экзотики. Только ее здесь с каждым годом все меньше, а запустенья — все больше. Когда-то в Кудричах хотели сделать туристический центр — не срослось. Деревенька пустеет, дома хиреют, рушатся. Но кое-где все еще можно увидеть камышовые крыши, аккуратные поленницы причудливых форм, старые плетни. Даже дорог в общепринятом понятии здесь нет — только поросшие травой тропы, проложенные телегами да редким автомобилем. Самым популярным транспортом у полешуков всегда была лодка, или, как ее здесь называют, «чайка».

Искусство строить «чайки» передавалось из поколения в поколение, а хороших мастеров знали и уважали во всех окрестных деревнях. Что поделаешь, если по весне зачастую без лодки или высоких резиновых сапог даже со двора не выйдешь, а река Ясельда наряду с Припятью издревле были главными транспортными артериями для полешуков. Интересно еще и то, что деревня Кудричи, словно Соединенное Королевство, расположена на островах. Правда, их количество исчисляется не тысячами, а только семью.

Сегодня в деревне постоянно живет чуть больше десятка человек. Раньше каждый год здесь принимали по 200—300 иностранцев. Приезжали гости из Польши, Литвы, Эстонии, Германии, Швеции, Голландии, Франции, США. Кудричи иностранцев приводили в восторг — подобных населенных пунктов в Европе уже не осталось, а если и есть, то «искусственные», созданные специально для туристов. А здесь все было почти так же, как и столетия назад. Только камышовых крыш и полесской самобытности в Кудричах становится все меньше. Меньше стало и гостей. Деревня, которая могла бы стать изюминкой туризма, чахнет на глазах. Что останется от самобытных Кудричей лет через десять — вопрос сложный и больной.
Моисей из Кудричей

Староста деревни Моисей Махновец встречает радушно. К постоянным и неожиданным визитам он давно привык. В его дворе стоят ульи, несколько колод:

— Ульев у меня 23, а бортей я никогда и не считал. Вот три, здесь четыре, а всего 15 получается. Но пчелы живут не во всех. В прошлом году «взятки» не было, они и погибли. Что такое «взятка»? Медоносы. Из-за жары цветов было очень мало, а посевов гречихи, например, в окрестностях нет. Вот пчелы и погибли.

Моисей Елисеевич, кстати, родился 22 июня 1941 года. Всю жизнь прожил в Кудричах. Пчеловодством занимается с детства. Тонкости ремесла перенимал у отца.

На участке Моисея Елисеевича мы насчитали 15 бортей.

Мы идем с ним вдоль грядок. Деревенский староста проводит экскурсию. Слева — сохранившийся родительский дом. Рядом — три старые борти. Сколько им лет, точно никто не скажет. Но историю появления этих колод Моисей Елисеевич помнит отлично:

— Жил тут неподалеку старый дед, у него были приятельские отношения с моим отцом. Когда дед ослаб, за ним приехали дети из Украины, чтобы забрать к себе. Он позвал моего отца и говорит: «Ты, Елисей, мой друг. Бери себе эти борти». Так они у нас оказались. Не так давно один пчеловод хотел их купить, но я не продал. Память об отце все-таки.

Я остановился, разглядываю старые, почерневшие от времени колоды. Насекомые заняты своим делом, хлопочут. На нас внимания не обращают. Но Моисей Елисеевич торопит: «Здесь проходит пчелиная дорога, лучше отойди в сторону, могут укусить».

— У пчел ведь как устроено? Каждая новая семья подыскивает себе новое место. Для этого есть специальная «разведка». Пчелы летят за 5—10 километров, ищут, где рой может поселиться. Хотя, бывает, что селятся прямо в соседнем улье или еще где-то неподалеку. Помню, повел коня за огород, привязал. Смотрю, он «гуляет». Оказалось, в дупле поселились пчелы. Был даже случай, что рой сел под печью в полуразрушенной хате. Но больше всего пчелы любят колоды. Только если их нет поблизости, идут в обычные ульи.

Бортничество — промысел умирающий. Старым колодам пчеловоды предпочитают рамочные ульи

Проходим под старой грушей. В трех метрах над землей закреплена колода. Считалось, чем выше живут пчелы, тем вкуснее мед. И перезимовать насекомым на высоте легче. Моисей Елисеевич показывает куда-то в сторону. Там стоит еще одна колода. Тоже черная от времени:

— Ее отец делал, после войны. В те годы по Ясельде сплавляли дерево. Кто-то его воровал, кто-то со сплавщиками договаривался. Из этого дерева в деревне построили несколько домов, из него соорудили не одну борть. Отец, например, штук пять сделал. Он был очень «майстровытый» человек. Лодки мастерил, хаты строил.

Полешук объясняет, как раньше делали борти. Как правило, из сосны. Подыскивали старые, крепкие деревья. В краю болот они были в дефиците:

— Вот эта колода, например, сделана из 300-летней сосны. Она «стрыжэнна», из сердцевины дерева. «Оболони» делают из оболочки, они не такие долговечные. Знаешь, что такое «тэбэль»? Инструмент вроде сверла. Им высверливали сверху дырки, потом брали «тёсла», выдалбливали середину. И сверху, и снизу. Работа нехитрая, но тяжелая. Внутри вешали свежую вощину, чтобы пчел привлечь.


Почти каждая семья держала по три-четыре борти. Ульи-колоды отвозили подальше от села. Моисей Елисеевич вспоминает:

— Помню, с отцом возили их за Ясельду. Там, возле кладбища, растут дубы. Поднимали колоды на деревья. Пчелы не любят, когда их что-то или кто-то беспокоит. В тихом месте больше шансов, что рой сядет в улей.

Для полешуков мед был любимым лакомством. Некоторые возили его на базар в Пинск, продавали. Но все же главный товар — свежая рыба. Богатство речных недр Ясельды и Припяти помогло жителям Кудричей пережить самые сложные времена:

— Приезжали немцы, голландцы, шведы. Им интересно, как нам раньше жилось. Как? Сложно. Дороги не было, кругом болото. В таких условиях наши предки жили на протяжении почти 500 лет. Менялись страны, режимы, короли, а полешуки всегда жили своим трудом. Всегда были сами себе хозяева. Собирали мед, рыбачили, сеяли рожь, пшеницу. У кого было много земли — сдавал ее в аренду. Человека зажиточного у нас называли «богатырь». Приходилось рыбачить, а по выходным на лодках возить рыбу в Пинск. Тем и кормили семьи…

Он искал и фотографировал бортников в Беларуси, Украине, Польше, Литве.

Помимо нашей страны, потомственных бортников можно отыскать разве что в Украине. В Польше осталось четверо, в Литве — и вовсе двое.
Отыскать бортников непросто

Доцент исторического факультета Восточноевропейского национального университета из Луцка Алла Дмитренко историю бортничества изучает давно и основательно:

— Первой формой культурного пчеловодства было бортничество. Чисто лесное пчеловодство, когда пчел содержали в естественных или искусственных дуплах деревьев. Со временем появилась новая форма промысла — колодное пчеловодство, при котором пчел разводили в ульях-колодах, изготовленных не в живом дереве, а из куска отпиленного бревна. Сначала колодное пчеловодство бытовало в форме лесного, а позже начали создаваться и домашние колодные пасеки. По традиции, колодное пчеловодство продолжали называть бортничеством, а колодные ульи — бортями.

Алла Адамовна любезно согласилась составить список известных ей бортников из приграничных районов Украины. Перечень получился внушительным — больше 30 фамилий. Выбор пал на Любешовский район Волынской области.

Отыскать бортников в этих краях оказалось непросто. Кто-то умер, кто-то переехал к детям или вовсе сжег свои старые колоды. Приехал в деревню Лобно, в 80 километрах от Пинска. Местные жители, у которых спрашивал об аутентичных пчеловодах, лишь удивленно пожимали плечами: не знаем таких. Рамочные ульи есть у многих, а вот — колоды, говорят, не сохранились. Помогла семейная пара — владельцы небольшого магазина в центре села. Радушные украинцы обзвонили всех знакомых, чтобы найти хоть какую-то зацепку. Нашли.
Медовое детство

Через 15 минут знакомлюсь с Алексеем Иосифовичем Жинко. 85-летний дедушка живет один. Слух подводит. Ходит с трудом, опираясь на две трости:

— Я в молодости вздымщиком живицы работал. Каждый день многие километры наматывал. Были годы, по 9 тонн живицы за сезон собирал. Работать приходилось в любую погоду. А тогда, в 1950-х годах, у нас не было ни резиновых сапог, ни галош. Ноги промокали постоянно. Теперь вот болят.

Несмотря на возраст и проблемы со здоровьем, Алексей Иосифович весел и бодр. Шутит, смеется. Спросил, насколько старые его колоды, а он отвечает: «Лет по 60 им, наверное. А можешь написать, что и 100. Кто проверит?» И хохочет.

Обычный кудричский пейзаж.

Самую старую, действительно 100-летнюю колоду, полешук отдал соседу. Тот решил заняться пчеловодством, а Алексей Иосифович как раз собирался избавиться от ненужной борти, которая пустовала много лет. Начинающий бортник забрал улей-колоду к себе, но пчелы в ней так и не поселились. Он с досады и пустил ее на дрова. Теперь, по словам дедушки, бортей в Лобне и окрестностях практически не осталось. Пчеловоды работают исключительно с рамочными ульями.

Из уст Алексея Иосифовича звучат те же слова, которые днем раньше я слышал в Кудричах: «оболонь» и «стрыжэнь». Водить экскурсии по огороду у дедушки сил уже нет: «Идите, сами смотрите». Присматривать за пчелиным хозяйством помогает сын, когда приезжает из Кропивницкого.

Рассматриваю дедушкины борти. Во дворе насчитал девять штук. От кудричских они ничем не отличаются. Плюс несколько ульев. Через несколько минут хозяин появляется на пороге дома. Стоим под большой грушей, щуримся не по-летнему холодному солнцу, улыбаемся друг другу. Алексей Иосифович показывает на борть, закрепленную на середине дерева:

— Эту колоду отец делал. Простая работа, ничего сложного. У меня-то уже сил нет, но в округе есть парубки, которые могут борть выдолбить, если надо. Только теперь у всех рамочные ульи. А колоды эти никому не нужны. Их время давно закончилось.

В детстве Алексея Иосифовича все было иначе. Вместе с отцом он делал ульи-колоды. Весной везли их в лес. Осенью борти забирали домой, доставали мед специальным, закрученным с двух сторон самодельным ножом. Семья Жинко была большая — 10 человек. Поэтому для продажи меда не оставалось — все сами съедали. Те воспоминания из детства для дедушки самые теплые:

— Когда мед выгоняли, мама начинала варить вощину. В чугуне оставалась сладкая-сладкая юшечка. От мы ее любили! И мед могли есть и на завтрак, и на обед, и на ужин. Я и сейчас его люблю. Разве бывают люди, которым медок не нравится? Думаю, что нет.

В 30 километрах от Лобны, в деревне Зарека, живет Виктор Оласюк. Бывший банкир, ныне пенсионер пчеловодством занимается с 1974 года. На своем участке он построил даже «пчелиную баню». Об апитерапии (лечении с помощью пчел и продуктов пчеловодства) Виктор Федорович вычитал в каком-то журнале. Решил попробовать. Говорит, помогает. Пчелы-медики нормализуют работу сердечно-сосудистой системы, успокаивают нервы, облегчают дыхание. И много чего еще.

В соседней деревне пенсионер купил несколько бортей. Для души. И как напоминание о детстве — такие ульи стояли на дедовском участке. Сегодня практической пользы от них мало:

— Зимуют пчелы в колодах неплохо, но на этом преимущества таких ульев заканчиваются. Тем не менее, традиции бортничества нужно непременно сохранить. Во-первых, туристам, думаю, и через много лет будет интересно, как раньше добывали мед. Но не это главное. Эти традиции мы должны сохранить для себя. Для детей и внуков. Чтобы они знали, видели, как прежде жили и работали их предки. Бортничество — важная часть нашей культуры. Лично я в этом не сомневаюсь.

четверг, 20 июля 2017 г.

В Григориополе создана промышленная пасека

В Григориополе создана промышленная пасека



Также пчеловоды оказывают услуги по откачке и доработке мёда по всей республике

Потомственный пчеловод Наталья Порхун создала в Григориопольском районе промышленную пасеку, в которой используется современная техника для откачки мёда.

«Откачка мёда — это достаточно трудоёмкий и кропотливый процесс, требующий от пасечника внимания и знаний, которые позволяют ему правильно выбрать время и метод сбора», — отметила Наталья Порхун.

Учитывая это, женщина решила быть первопроходцем и заняться предоставлением услуг по откачке и доработке мёда с помощью мобильного передвижного комплекса. Два года назад она подробно изложила идею в бизнес-плане, который успешно защитила в рамках проекта ПРООН, финансируемого Европейским союзом, и стала обладательницей гранта в сумме 7?200 евро, получив также помощь консультанта по развитию бизнеса.

На эти средства был приобретён микроавтобус, в котором установлены распечатывающий станок и медогонка. Таким образом, предприниматель может предоставлять услуги по откачке мёда пчеловодам из разных населённых пунктов.

В рамках проекта предпринимательница зарегистрировала крестьянско-фермерское хозяйство. Были наняты на работу три человека, которые занимаются всем, что требует производство.

Основными клиентами КФХ являются приднестровские и молдавские пчеловоды. В 2016 году было обслужено около 1000 пчелосемей.

«Услуга по откачке мёда дает возможность пчеловодам облегчить свой труд на пасеке, сэкономить время, уделить больше внимания пчёлам», — уточнила Наталья Порхун.

В настоящее время КФХ реализует не только мёд, но и такие продукты пчеловодства, как перга, пыльца, гомогенат, маточное молочко.

Приоритет пчеловодства должно быть закреплено в новой сельскохозяйственой политики

Момчил Неков (Momchil Nekov): Приоритет пчеловодства должно быть закреплено в новой сельскохозяйственой политики


- Гранты для опыления по линии CAP (Общей сельскохозяйственной политики). Это одна из ваших идей, которая произвела самое большое впечатление. Расскажите нам немного больше, что вы думаете, что в будущем, прогнозируете ли вы что пчеловодство должно стать приоритетным сектором для субсидирования?
- Не только должно, но и будет. 80% культур зависит от опыления пчел. В связи с этим, Соединенные Штаты Америки ежегодно выделяют пчеловодам около 2 млрд доларов. Европа должна осуществлять такую же поддержку пчеловодов, потому что без пчел европейское сельское хозяйство находится под угрозой..

Пчеловодов в Европе около 600 000, это те для кого пчеловодство основной источник доходов, но имеется тенденция к сокращению количества пчеловодов,  они могут зарабатывать на жизнь также на опылении. Задача в том чтобы сделать профессию пчеловода престижной, ведь это люди, которые много занимаются, чтобы внести свой вклад в развитие пчеловодства.

Интересы болгарских пчеловодов будут отражены в первом докладе Европейского парламента о перспективах и проблемах в пчеловодстве. На слушаниях в Европарламенте приглашены  представители различных организаций из Германии, Венгрии и других стран.

- Вы были специальным гостем фестиваля, посвященного Св Прокопию в Габрово и сделали доклад о перспективах и проблемах пчеловодства. Можно поподробнее?
- Я выделил пять проблем. Первая была в отношении к услугам пчеловодства для сельского хозяйства.
Второе добиваться большего баланса между промышленностью, в частности, при производстве пестицидов и гербицидов, с одной стороны, и с пчеловодами с другой.

Мы, на европейском уровне, запретили использование неоникотиноидов, каждое государство-член ЕС может потребовать отсрочку на определенные месяцы этого года. В следующем году следует ожидать полного запрета неоникотиноидов.

Вот еще один момент - нужно использовать большее развитие в направлении совершенствования и создания новых пестицидов и гербицидов. Каждый год вкладывают сотни миллионов в эти области на уровне ЕС, утверждая, что уровень развития очень хороший. Пестициды и гербициды должны быть нового поколения, то есть те, которые не угрожают жизни пчел. Я думаю, что есть ресурсы и научный потенциал, чтобы найти решение этой проблемы.

- производители пестицидов начали представлять свою точку зрения на разрешение конфликта. Одним из таких нововведений стало внедрение системы перегородки для выпуска воздушного потока, что позволяет отработанному воздуху бить непосредственно в почву. Как вы думаете, что это один из способов примирить производителей зеона и пчеловодов?
- Цель состоит в том, чтобы найти решение и достичь равновесия. Необходимо решение, которое не позволяет иметь потерь пчел. Здесь мы говорим о концентрации и обычно имеем латентное влияние на  пчел или влияет на их ориентацию. В этом случае мы называем компании, которые разрабатывают новые пестициды, чтобы найти решение.

- Какие другие проблемы пчеловодства?
- мы должны обратить внимание на торговые соглашения и квоты на мед, особенно из Украины. В этом году Украина может дополнительно получить квоту на дополнительные 2000 тонн меда, и это при том что в Болгарии мы имеем непроданными  10000 тонн меда (Для справки в Болгарии ежегодно в среднем производится около 11 000 тон меда).

Пчеловодство является чувствительным сектором. Речь идет о протекционистской мере, которая не противоречит договорам и правилам ЕС, а вполне согласуется с ними. Продукты на европейском рынке, должны быть защищены, а только затем разрешать беспошлинный импорт из других стран.

- Что еще нужно поддерживать в CAP после 2020 года?
- Важно, что CAP для следующего периода планирования, ввела определенные субсидии для развития технологий в пчеловодстве. Мы разработали болгарскую технологию, которая отслеживает вылеты пчел, принос нектара и по шумам контролирует состояние пчелиной семьи.

- Пчеловоды регистрируются, но в разговорах с большинством из них, ясно, что большинство пчеловодов это пожилые люди, которые не зарегистрированы как фермеры и, следовательно, не вошедшие в реестр. При этом, страна не может адекватно контролировать, сколько меда производится, чтобы найти потенциальный рынок и иметь четкое представление о том, сколько же фермеров работает в этом сегменте сельского хозяйства. Есть ли решение?
- У этой проблемы как у монеты есть две стороны. С одной стороны, фермеры, которые хотят подать заявление на субсидию, которые не являются профессиональными пчеловодами зарегистрированы, и те, кто является профессиональными пчеловодами не зарегистрированы, потому что они не видят смысла в этом. В этом случае оба варианта не помогают нам.
Кроме того, маркирование меда должно быть более строгим. Это одна из целей, которые будут записаны в докладе о перспективах и проблемах в пчеловодстве.
В настоящее время, большая проблема этикетки меда, гдеуказано только, что мед производится за пределами ЕС или в ЕС.

То, что мы хотим сделать, это упомянуть о стране происхождения меда и пропорции. В настоящее время немецкий рынок занят купажированым медом - на 1% болгарским и 99% Китайским медом. Поэтому на этикетке, единственное, что вы можете увидеть, что мед поставляется Болгарией. Это неизбежно портит имидж нашей страны, а не Китая.

Когда помечено, каждый пользователь может получать информацию и сделать осознанный выбор. Это защитит качество болгарского меда и наша продукция не будет стоять непроданной из-за низкой стоимости посредников, которые покупают некачественный мед из Украины, Китая и Мексики.

- Есть место инновациям в нашей стране?
- Я думаю, что инновации имеют место в нашей стране до тех пор, пока они хорошо объясняются. Тем не менее, все идет к инновациям, мы говорим об онлайн-платформах для продажи меда для регистрации производителей и, таким образом, мед приходит непосредственно к конечному потребителю.

- Насколько важны географические указания на место производства меда?
- Важно, использовать защищенное  географическое название меда. Позвольте мне дать вам пример - баночку меда лаванды из Франции, которая защищена, стоимостью 28 евро, что эквивалентно 55 лева.
Мы не выходим из диапазона цен, цена меда имеет предел, который специфичен, а затем такую защиту каждое государство-член ЕС должен защищать в пределах ЕС.
Эти меры, которые мы можем использовать. Болгария богата в пищевых продуктах. В связи с этим, мы продолжаем работать над этим. Мы встречаемся с различными производителями, мы читаем литературу, что очень важно, потому что вы должны доказать, что сам продукт является специфическим и имеет традиции в этом географическом регионе.


 Автор: Кристина Васильева 
источник Fermer.BG
Перевел Соколов В.В.


Оригинальный текст


Момчил Неков: Нужно е сектор Пчеларство да бъде заложен в новата ОСП
Освен субсидии за опрашване по линия на ОСП, трябва да се субсидира и развитието на технологии в сектора, обясни Неков пред Фермер.БГ
Момчил Неков: Нужно е сектор Пчеларство да бъде заложен в новата ОСП
Автор: Христина Василева, Фермер.БГ
Не само, че трябва, но и е нужно сектор „Пчеларство“ да бъде заложен в бъдещата Обща селскостопанска политика (ОСП).
Трябва да се дават и субсидии за опрашване. Това каза евродепутатът Момчил Неков в интервю за Фермер.БГ.

Пчелари се надяват на добра година

- Субсидии за опрашване по линията на ОСП. Това е една от идеите Ви, която ми направи най-голямо впечатление. Разкажете ни малко повече и смятате ли, че в бъдещия програмен период трябва да се намери място и за пчеларството, като приоритетен сектор, който да бъде субсидиран?
- Не само, че трябва, но и е нужно да бъде заложен. 80% от опрашването на селскостопанските култури зависи от пчелите. В тази връзка, в САЩ годишно се влагат близо 2 милиарда евро. Това безвъзмездно опрашване, което се случва в Европейския съюз (ЕС), в САЩ е вече реално осъзнато.

Пчеларите в Европа са около 600 000, като те не могат реално да се издържат само от сектора. Тук въпросът е от една страна да направим професия пчелар и това да са хора, които да се занимават, да допринасят за сектора и да го разрастват. На изслушването в Европейския парламент (ЕП), в Комисията по земеделие, бяха поканени представители на различни организации от Германия, Унгария и други страни, които говориха точно в тази насока – за увеличаване на разнообразието от паша, което също е много важно за пчелния сектор.

- Бяхте специален гост на празника, посветен на Св. Прокопий в Габрово и изнесохте доклад за перспективите и предизвикателствата пред пчелния сектор. Кои са те?
- Откроих пет точки. Първата бе във връзка с услугата на сектор „Пчеларство“ към сектор „Растениевъдство“. Втората бе намирането на баланс между неоникотиноидите и пчелите. Има зърнопроизводители, които са едновременно и пчелари, което значи, че щом те са намерили този баланс, значи и другите могат да го постигнат.

Ние, на европейско ниво, забранихме използването на неоникотиноидите, като всяка държава-членка може да иска дерогация за определени месеци през годината. Догодина трябва да очакваме пълна забрана.

Тук е и другата точка – да използваме повече развойната дейност в посока подобряване и създаване на нови вещества и съставки. Всяка година се инвестират стотици милиони в това направление на европейско ниво, като твърдим, че нивото на развойна дейност е много добро и самите активни вещества, които се използват трябва да бъдат от ново поколение т.е такива, които да не застрашават живота на пчелите. Смятам, че има ресурс и научен капацитет да намерим решения.

- Водещи компании за растителна защита започнаха да представят своя поглед за решаването на конфликта. Една такава иновация е въвеждането на дефлекторна система за отвеждане на въздушния поток, като се позволява на отработения въздух да се отведе и набие директно в почвата. Смятате ли, че това е един от начините зърнопроизводителите и пчеларите да живея в синхрон?
- Целта е да се намери някакво решение и да се постигне баланс. Нужно е решение, което да не позволява да има вреда върху пчелите. Тук говорим за концентрацията и въобще да има латентен край за самите пчели или да се влияе върху тяхната ориентация. В случая ние призоваваме самите компании, които развиват нови вещества да предложат решение.

- Кои са другите предизвикателства пред пчелния сектор?
- Трябва да се обърне внимание и на търговските споразумения, както и на квотите за мед, които се дават за Украйна. Тази година получиха допълнително 2 000 тона, при положение, че в България имаме 10 000 тона мед, който е непродаден.

Пчеларството е един чувствителен сектор. Тук говорим за една протекционистка мярка, която не е в разрез с договорите и регламентите на ЕС, а по-скоро е точно в хармония с тях. Продуктите, които са на европейско ниво, които са на единия пазар, те трябва да бъдат защитени, а след това да осъществяваме безмитен внос към други държави.

- Какво друго трябва да се подкрепи в ОСП след 2020?
- Много е важно в ОСП, за следващия програмен период, да се вкарат определени субсидии за развитието на технологиите в сектора. Ние имаме разработена една българска технология, която проследява влитанията и излитанията, в и от самия кошер и според шумовете, следи качеството на пчелното семейство.

- Пчеларите се вписват в регистър, но при разговори с повечето от тях, обясняват, че по-голямата част от сектора са възрастни хора, които не са регистрирани като земеделски производители и съответно не са вписани в регистъра. Така обаче страната не може адекватно да следи какво количество мед се произвежда, за да намери евентуален пазар и да има ясна представа колко са заетите фермери в този сегмент на селското стопанство. Какво е решението?
- И този проблем, като монетата има две страни. От една страна фермерите, които искат да кандидатстват за субсидии, които не са професионални пчелари, се регистрират, а този, който е професионален пчелар не се регистрира, защото не вижда смисъл от мярката.

В случая и двата варианта не ни помагат. Трябва да има някаква отчетност. Това е и една от целите, която ще бъде записана в доклада за перспективите и предизвикателствата в пчелния сектор. В момента на етикетите на меда се записва единствено, че има произведен мед извън ЕС и в ЕС.

Това, което ние искаме да направим, е да се споменава страната на произход и пропорцията. В момента на германския пазар има 1% български и 99% китайски мед. Заради етикета, единственото, което може да се види е, че медът е доставен от България. Това неминуемо разваля имиджа на нашата страна, а не на Китай.

Когато има обозначение на етикета, всеки потребител може да се информира и да вземе осъзнат избор. По този начин ще защитим качеството на българския мед и продукцията ни няма да стои непродадена заради ниска цена на прекупвачите, които купуват нискокачествен мед от Украйна, Китай или Мексико.

- Имат ли място иновациите в сектора у нас?
- Според мен иновациите имат място у нас, стига да са добре обяснени. Все пак всичко върви към иновативното, вече говорим за онлайн платформи за продажба на мед, за регистрация на производители и по този начин меда стига директно до крайния потребител.

- Колко важни са географските означения?
- Важно е да използваме географските означения за защита на меда. Нека дам един пример - малък буркан с мед от лавандула във Франция, който е защитен, струва 28 евро, което е равностойно на 55 лева. Тук излизаме от ценовия клас, вече не говорим за мед, а за мед, който е с ограничение, който е специфичен и след тази защита всяка държава-членка е длъжна да защитава продукта в рамките на ЕС.

Това са мерки, които можем да използваме. България е богата на храни и продукти, но не го правим. В тази връзка продължаваме да работим за това. Срещаме се с различни производители, четем  литература, тъй като тук тя е много важна, защото трябва да се докаже, че самият продукт е специфичен и има традиции в самия географски регион.
 

вторник, 18 июля 2017 г.

Пермские пчелы не несут прибыли своим владельцам

Пермские пчелы не несут прибыли своим владельцам


Пчеловоды Прикамья заявляют, что в 2017 году ожидается серьезный дефицит меда, как местного, так и привозного. Как вырастут цены на мед, эксперты РБК Пермь сказать затрудняются.
Пчелы в Прикамье не торопятся лететь за медом (Фото: Сайт пчеловодства)

Природные катаклизмы 2016-2017 годов сказались на производительности пермских пчел. Как поясняют прикамские пасечники, если в июле солнечная погода простоит хотя бы неделю-две, то о каком-то промышленном объеме производства меда можно будет говорить. «Пчелы сидят голодные, не летают, дожди льют каждый день. Придется кормить их сахаром, чтобы сохранить семьи», — поясняет директор пермского ООО «Аргентум-Агро». Он заявляет, что в разные годы пасека приносит от 5 до 10 тонн меда в год, но прогнозов на медосбор-2017 не дает.

В пчеловодческом хозяйстве Уинского района Прикамья также говорят о проблемах со сбором меда. Как сообщил директор ООО «Нижнесыповское» Андрей Киприянов, что в хорошие годы хозяйство приносит не менее 10 тонн меда. «В этом году если в принципе мед будет, то можно будет говорить о ценах», — отмечает он. Руководитель снабженческо-сбытового кооператива «Бардымский мёд» Айдар Габсабиров также пока пессимистичен в прогнозах на производство меда в 2017 году.

Пчеловоды отмечают, что в связи с плохой погодой содержание пчел может вырастать в разы. В стандартных условиях содержание одной семьи обходится от 5 до 10 тысяч рублей. Сюда входит в том числе приобретение пчеломаток и пчел, выращивание медоносов. При искусственном подкармливании пчел возникают дополнительные затраты, а прибыли пасека не приносит.

Как заявляли ранее пчеловоды Башкортостана, в республике в 2017 году также могут возникнуть проблемы с объемами производства меда. По оценкам экспертов РБК Пермь, республика является одним из основных поставщиков качественного натурального меда в регион. Представители НИЦ и ветеринарной службы Башкортостана заявили о гибели 4,6% пчел в пасеках с ветеринарными паспортами и о потерях до 17% в неофициальных пасеках. Представители ассоциации пчеловодов республики и специалисты уфимского института биохимии и генетики РАН заявили о потерях в 32%. Ранее сообщалось о гибели «до 90% пчелосемей» на отдельных пасеках.

Специалисты пермской компании «Тенториум», одного из ведущих российских производителей продукции пчеловодства, пока не видят рисков снижения объемов производства и повышения закупочных цен. Как заявил РБК Пермь заместитель генерального директора компании Марат Хисматуллин: «Изменения рынка покажет «Медовый Спас» и осень». Он отмечает, что «Тенториум» закупает сырье в разных регионах России (более 150 поставщиков), поэтому ценовая политика от погодных катаклизмов зависит в минимальной степени.

Как сообщил РБК Пермь руководитель региональной ассоциации пасечников Владимир Макаров, сейчас в Прикамье насчитывается порядка 170 тысяч пчелосемей. При этом, территория медосбора может вместить 3 миллиона. Он говорит, что сегодня в среднем стоимость одного литра меда составляет 500 рублей. Макаров отмечает, что более дешевый мед, как правило, является химической подделкой. Оценить, как может измениться цена при дефиците меда, пчеловод также затрудняется: «Подождем «Медовый Спас», 14 августа станут понятны и объемы производства, и цены».

Подробнее на РБК:
http://perm.rbc.ru/perm/freenews/5965cf049a794722d3b952be

В Эстонии решили собрать «круглый стол» в связи с гибелью пчел

В Эстонии решили собрать «круглый стол» в связи с гибелью пчел


Министр сельской жизни Тармо Тамм пригласил пчеловодов и пользователей средств защиты растений на совместное совещание в министерство для обсуждения последних случаев гибели пчел, сообщает «Интерфакс».

«Поскольку погибло так много пчел, это серьезная проблема. Даже один случай гибели пчел - это слишком много», - заявил Т.Тамм, которого процитировал пресс-секретарь министерства.

За последние две недели сельскохозяйственному департаменту из четырех уездов поступило пять жалоб по поводу гибели пчел. Причины гибели пчел пока неизвестны.

Как сообщил министр, для того, чтобы обсудить тему с пчеловодами и земледельцами и выяснить, что уже сделано, он попросил вице-канцлера по пищевой безопасности и научно-исследовательской деятельности Министерства сельского хозяйства Тоомаса Кеввая созвать «круглый стол».

Он пройдет 19 июля.

На «круглый стол» приглашены представители сельскохозяйственного департамента, ветеринарно-пищевого департамента, Союза пчеловодов Эстонии, Объединения профессиональных пчеловодов Эстонии, Объединения производителей меда Эстонии, Общества селекционеров пчел Эстонии, Центрального общества садоводства и пчеловодства Эстонии, Эстонской аграрно-торговой палаты, Центрального союза хуторян Эстонии, НКО Eesti Noortalunikud, Эстонского университета естественных наук, Кооператива земледельцев KEVILI, Edelaraudtee Infrastruktuuri AS и AS Eesti Raudtee.

Инспекторы надзора сельскохозяйственного департамента, а также ветеринарно-пищевого департамента после каждой жалобы посещали место происшествия и брали пробы для анализа остатков средств защиты растений и заболеваний пчел.

На «круглом столе» планируется представить обзор поступивших сельскохозяйственному департаменту жалоб на случаи гибели пчел и результатов проведенных центром сельскохозяйственных исследований анализов остатков средств защиты растений, а также обсудить, как в дальнейшем избежать новых инцидентов, сообщил пресс-секретарь министерства.

Ожидается, что точные причины гибели пчел выяснятся в течение ближайших недель.

Источник: Псковская Лента Новостей

воскресенье, 16 июля 2017 г.

Мёд спасёт экономику Дальнего Востока

Мёд спасёт экономику Дальнего Востока



Я прочитал 7 июня в «Тихоокеанской звезде» письмо «Пчеловоды есть, а закона нет» под рубрикой «Не могу молчать» и тоже не хочу молчать! В. Калинин написал, что государство практически не помогает развивать пчеловодство в нашем крае. И я с ним по большому счёту согласен.

Между тем юг Дальнего Востока, особенно зона кедрово-широколиственных лесов, имеет прекрасные природные условия для развития пчеловодства. В 80-е годы ХХ века регион по производству меда занимал одно из первых мест в стране. Мед является замечательным продуктом питания, обладает ценными диетическими и лечебными свойствами. Цивилизованные страны уже сделали свой выбор между сахаром и медом в пользу последнего. Самыми активными покупателями меда являются Германия, США, Япония, Франция, Великобритания и Италия.

Кроме основной продукции - меда, пчеловодство дает воск, прополис, пергу, маточное молочко, пчелиный яд и другую продукцию, используемую в ряде отраслей промышленности и медицине.

Пчелы являются основными опылителями сельскохозяйственных культур и дикорастущих растений. Значение этой функции пчел в зоне интенсивного земледелия, по оценке специалистов, в несколько раз превосходит стоимость основной продукции отрасли.

На Дальнем Востоке пчеловодство базируется главным образом на использовании дикорастущих медоносных и пыльценосных растений. Их число превышает 300 видов, из них основных 25-30. В кедрово-широколиственных лесах важнейшими медоносными растениями являются липа, бархат амурский и клен мелколистный. За время их цветения сбор товарного меда пчелиными семьями достигает 90% общего медосбора за сезон, в том числе 70-80% липового меда.

Дальневосточному пчеловодству еще менее 150 лет. В 70-80-90-е годы ХIХ века впервые большие партии пчелиных семей были завезены на Дальний Восток из западных губерний России. Крестьяне были очень заинтересованы в разведении пчел, и пчеловодство быстро распространилось среди переселенцев по Приморью и Приамурью. Сильным стимулом к развитию пчеловодства в начале ХХ века явилось решение правительства о безвозмездном выделении для пчеловодов участков земли (от 1 до 5 десятин) для устройства пасек.

К началу Первой мировой войны местные пчеловоды, имея уже 205 тыс. пчелосемей, поставляли на рынки российской империи до 1885,3 т меда и 139,3 т воска. За годы Первой мировой и Гражданской войны многие пасеки остались без квалифицированных пчеловодов и численность пчелосемей уменьшилась. Но в первые годы Советской власти пчеловодство на Дальнем Востоке стало быстро восстанавливаться. На рубеже 20-30-х годов здесь были организованы первые специализированные пчеловодческие совхозы, и дальневосточное пчеловодство стало лидером в промышленном производстве меда в стране.

Однако с проведением коллективизации, трудностями военных и послевоенных лет развитие пчеловодства замедлилось. Из-за отсутствия должного внимания к развитию отрасли и неустойчивости медосборов ряд руководителей совхозов и колхозов стали считать пчеловодство убыточной отраслью. Были ликвидированы Приморский и Хабаровский пчеловодческие тресты, многие специализированные пчеловодческие совхозы и техникумы, готовящие кадры пчеловодов.

Ошибочность этих решений вскоре стала очевидной, и в 1964?г. были восстановлены Приморский и Хабаровский пчеловодческие тресты, а также пчеловодческие совхозы. В 1958-1962?гг. началась организация кооперативных и государственных промхозов, многие из которых тоже стали заниматься пчеловодством. Все это положительно сказалось на развитии отрасли. Увеличилось производство меда.

Среднегодовой сбор валового меда в 1966-1970?гг. по всем категориям хозяйств на Дальнем Востоке поднялся до 12,6 тыс. т, а в 1968?г. он достиг 18,4 тыс. т. Это был рекордный сбор меда. Специализированные совхозы, которые занимались пчеловодством, имели высокие доходы. Ведь на Дальнем Востоке затраты труда на производство меда были ниже, чем в других районах страны.

К сожалению, успешное развитие пчеловодства в 60-е годы было резко остановлено в первой половине 70-х годов заражением местных пчел варроатозом. Болезнь быстро распространилась по всему югу Дальнего Востока, а ветеринарная и зоотехническая службы не были готовы к борьбе с пагубным клещом. В результате сотни тысяч пчелиных семей погибли, упала продуктивность, резко снизилась эффективность отрасли.

За 70-е годы на Дальнем Востоке количество пчелосемей сократилось на четверть, но начали возникать добровольные общества пчеловодов. Это способствовало росту пчелосемей. В 80-е годы повсеместно наблюдался рост количества пчелосемей, особенно среди частного сектора. В 90-е годы с проведением экономических реформ и внедрением рыночных отношений пчелосовхозы были реорганизованы преимущественно в различные товарищества, пчелосемьи были взяты пчеловодами в аренду или розданы на паи.

Поспешно проведенная приватизация отрицательно сказалась на развитии пчеловодства в регионе. Была разрушена система управления отраслью и система закупок произведенной продукции. В результате к 2004?г. в Приморском крае не осталось ни одного госпредприятия, занимающегося пчеловодством, а количество пчелосемей сократилось до 150 тыс. В Хабаровском крае «на плаву» осталось всего четыре коллективных пчелохозяйства из 11. За 10 лет число пчелосемей в крае сократилось с 130 до 18 тыс.

В 2001-2005?гг. наблюдалось дальнейшее ухудшение показателей по развитию пчеловодства на Дальнем Востоке. В последующие годы наблюдается медленный рост производства меда в ДФО и его доля в России.

Исходя из объективных природных и экономических предпосылок, на мой взгляд, в нашем крае целесообразно создание крупной федерального значения базы по производству меда и другой продукции пчеловодства. Оно может быть одной из отраслей специализации сельского хозяйства Приморья и Приамурья, а ее продукция может полностью покрыть потребности местного населения и частично вывозиться в другие районы страны и даже экспортироваться.

Для успешного развития пчеловодства в регионе требуется решение ряда правовых, организационно-экономических и технологических задач. К сожалению, до настоящего времени не принят федеральный закон «О пчеловодстве». На региональном уровне в ДФО в последнее 15-летие только в Приморье 3 декабря 2013?г. принят закон «О пчеловодстве в Приморском крае» №?317-КЗ. И только в Приморском крае в 2015?г. создан «Союз пчеловодов Приморского края».

Только проведение в жизнь всего комплекса мероприятий позволит в ближайшие 10-15 лет увеличить количество пчелосемей в ДФО до 5-6 кг на человека в год. А это значит, что округ может достичь среднедушевого уровня потребления меда в развитых странах. В Германии этот показатель равен 5 кг, в странах Европейского союза - 3,5 кг, в Японии - 7 кг.
Автор: Г. Сухомиров, старший научный сотрудник ИЭИ ДВО РАН.

Главное управление напоминает

Главное управление напоминает, что в соответствии с приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 19.05.2016 №194 при содержании пчел необходимо соблюдать следующие требованиями:

1. Пчелы, содержащиеся в хозяйствах, подлежат учету и идентификации.

2. Содержание пчел должно осуществляться в исправных ульях, окрашенных в разные цвета (синий, оранжевый, желтый и зеленый), на пасеке необходимо иметь резервные ульи и сотовые рамки (не менее 10% от общего количества).

3. Высота расположения ульев должна определяться в зависимости от характера местности, влажности, температуры и иных погодных и природных условий их расположения. Территория пасеки хозяйства должна быть освобождена от растительности окашиванием.

4. На территории пасеки должны размещаться ульи, зимовник, помещения или пасечные постройки для обработки продукции пчеловодства, хранения сотовых рамок, сот с медом и пергой, тары, пчеловодного инвентаря, а также дезинфицирующих средств. При содержании пчел в павильонах обработка продукции пчеловодства, хранение пустых сотовых рамок, сот с медом и пергой, тары для размещения продукции пчеловодства, пчеловодного инвентаря, дезинфицирующих средств осуществляются в павильонах.

5. На территории пасеки размещаются:площадка, на которой осуществляется дезинфекция ульев, сотовых рамок, тары, пчеловодного инвентаря;закрытая яма для сточных вод;туалетное помещение для пчеловода.

6. Ульи, принадлежащие хозяйству, должны быть пронумерованы. Расстояния между ульями должны обеспечивать свободный доступ к каждой пчелиной семье (далее - пчелосемья), а в случае применения средств механизации - проезд этих средств.

7. При вывозе пчел на медосбор ульи, принадлежащие одному хозяйству, необходимо размещать у источников древесных и кустарниковых нектароносов и пыльценосов на расстоянии не менее 1,5 километров от ульев с пчелами, вывезенными на медосбор, принадлежащих другому хозяйству, и на расстоянии не менее трех километров от пасек хозяйств.

8. Размещение пасек и ульев при вывозе пчел на медосбор должно осуществляться с учетом норм размещения пчелосемей на энтомофильных культурах согласно приложению к настоящим Правилам.

9. Пасеки, а также ульи с пчелами, вывезенными на медосбор, следует размещать на расстоянии не менее 100 метров от медицинских и образовательных организаций, детских учреждений, учреждений культуры, границ полосы отвода автомобильных дорог федерального значения, железных дорог, а также не менее 500 метров от предприятий кондитерской и химической промышленности.

10. Ульи с пчелами подлежат размещению на расстоянии не менее 3 метров от границ соседних земельных участков с направлением летков к середине участка пчеловода, или без ограничений по расстояниям, при условии отделения их от соседнего земельного участка глухим забором (или густым кустарником, или строением) высотой не менее двух метров.

11. При посещении пасеки, а также ульев с пчелами, вывезенными на медосбор, и обслуживании пчел необходимо использовать чистые продезинфицированные рабочую одежду и обувь.

12. При осмотре пчел, отборе меда, формировании отводков, пересадке пчелосемей не допускается совершение действий, нарушающих права и охраняемые законом интересы других лиц.

13. Осмотр пчел следует проводить при благоприятных погодных условиях (тихие, теплые и солнечные дни) и с учетом наименьшего беспокойства для пчел, используя пчелоудалители.

14. В населенных пунктах осуществляется содержание миролюбивых пород пчел (башкирская, карпатская, серая горная кавказская, среднерусская и их породные типы).

15. В населенных пунктах запрещается применение технологических приемов и методов работы, вызывающих агрессивное поведение пчел. Все работы с пчелами необходимо проводить с применением дымаря.

16. При содержании пчел в населенных пунктах их количество не должно превышать двух пчелосемей на 100 квадратных метров участка.

17. Перевозку пчел следует проводить в закрытых и скрепленных ульях.

18. В случаях возникновения задержки при осуществлении перевозки пчел на срок более одного часа для предотвращения гибели пчел от перегрева и резкого повышения влажности воздуха ульи перемещаются из транспортного средства в проветриваемое место для временного расположения.

19. Ульи с пчелами выносятся из зимовника при наружной температуре воздуха не ниже +5 °C либо при стойком повышении температуры в зимовнике до +6 °C, или с учетом беспокойства пчел при более низкой температуре (за исключением содержания пчел в павильонах).

20. В весенний период при температуре воздуха не ниже +12 °C, проводится ревизия пчел, в ходе которой осматриваются пчелосемьи, устанавливается их сила (количество пчел), определяется наличие и количество расплода. Пустые сотовые рамки, заплесневевшие и (или) испачканные испражнениями пчел, удаляются, сотовые рамки с расплодом и кормом очищаются. Пчелосемьи пересаживаются в продезинфицированные ульи. Слабые пчелосемьи без явных признаков болезней пчел объединяются.

21. Ульи, сотовые рамки, пчеловодный инвентарь, рабочую одежду и обувь, тару для размещения продукции пчеловодства запрещается передавать из одной пасеки на другую без предварительной дезинфекции.

22. Во время главного медосбора запрещается:проводить лечение пчел и откачивать мед из гнездовых рамок;проводить объединение пчелосемей, имеющих явные признаки болезней пчел, с другими пчелосемьями;использовать соты с расплодом, кормом пчелосемей, имеющих явные признаки болезней пчел, для других пчелосемей.

23. На пасеке, а также возле ульев с пчелами, вывезенными на медосбор, устанавливаются поилки с чистой и подсоленной водой (0,01%-ный раствор поваренной соли).

24. Пчелиные гнезда расширяются светло-коричневыми сотами. Ежегодно должно обновляться не менее 30% запасов сот.

25. После главного медосбора:проводятся механическая очистка и дезинфекция пчеловодного инвентаря и пустых сотовых рамок;перетапливаются на воск выбракованные соты, за исключением сот из гнездовых рамок;осуществляются мероприятия, направленные на недопущение пчелиного воровства, роения и слета роев;просушивается и очищается помещение зимовника, стены и потолок помещения зимовника должны быть побелены известью (за исключением содержания пчел в павильонах);соты после откачки меда помещаются для сушки в ульи, из которых они были ранее изъяты;проводятся ревизия пчелосемей, выбраковка пчел, объединение пчелосемей в целях наращивания их силы на зиму;падевый мед заменяется на сахарный сироп.

26. В центральных регионах Российской Федерации ежегодно в конце августа - начале сентября кормовые запасы на одну пчелосемью пополняются искусственным кормом (сахарный сироп - не менее 25 кг сахара, 2 кг цветочного меда или перги). В районах Севера, Сибири, Урала и Дальнего Востока кормовые запасы на одну пчелосемью должны составлять не менее 30 кг, а в южных районах - не менее 20 кг.

27. Сборка пчелиных гнезд в зимний период осуществляется после пополнения кормовых запасов и выхода основной массы расплода. Освободившиеся от расплода маломедные (менее 1,5 кг меда) соты удаляются из пчелиного гнезда.

28. С наступлением устойчивой холодной и сухой погоды при температуре воздуха ниже +5 °C ульи с пчелами заносятся в зимовник (за исключением содержания пчел в павильонах), крышки с ульев снимаются, летки зарешечиваются.

29. Трупы пчел, выбракованные соты из гнездовых рамок и мусор со дна ульев утилизируются посредством сжигания.30. Особенности содержания пчел устанавливаются в соответствии со статусом региона, в котором содержатся пчелы, определяющимся Ветеринарными правилами проведения регионализации территории Российской Федерации.