среда, 31 августа 2016 г.

Современное пчеловодство Польши



Современное пчеловодство Польши


В Польше насчитывается 39000 пчеловодов в разных организациях и всего примерно 140 пчеловодов профессионалов, которые содержат 1400 тыс пчелосемей, что позволяет Польше занимать  шестое место в ЕС по количеству пчелосемей. В среднем пасека насчитывает 33 пчелосемьи. Что позволяет польским пчеловодам получать  25000 тонн меда в год. За последние 15 лет количество пчелосемей удвоилось, значительно выросло производство меда, что позволило  увеличить экспорт в меда в 10 раз, в настоящее время экспортируется порядка 2-3 тыс тонн в меда в год, но значительно вырос импорт 7000 тонн меда в год. Среднее потребление поляком меда в год составляет  750 грамм.
Очень сильно продвинулось в Польше апитерапия, созданы три крупных центра апитерапии в Варшаве, Кракове и Катовице. В этих центрах активно изучается действие продуктов пчеловодства и меда при лечении тяжелых заболеваний. Намечается новое направление деятельности пчеловодов, переработка меда в мед, для получения более активного меда. Считается что такой повторно переработанный пчелами мед обладает на 30-50% более активным действием на организм человека и применяется апитерапевтами.
Для Польши считается пасека в 200 пчелосемей минимальной для получения прибыли, для пчеловода профессионала который занимается только пчеловодством. Основная масса пчеловодов Польши это фермеры которые занимаются сельским хозяйством – 60 % и около 40 % пчеловодов имеют другие профессии.
Большинство пасек мелкотоварные в несколько десятков ульев, в 2013 году 97 % пасек насчитывающих 1-80 пчелосемей, большую себестоимость меда польские пчеловоды компенсируют продажей меда без посредников, продается мед прямо с пасеки, в результате пчеловод получает дополнительно 80-100 % прибыли. Так ранее полифлерный мед  оптовики закупали по 2,3 евро за кг, а пчеловоды продавали с пасеки потребителям по 5,4 евро за кг. Падевый мед с лиственных пород соответственно  3,7 и 7,3 евро за кг. В 2000 году прямыми продажами занималось только 50 % польских пчеловодов, в настоящее время практически все пчеловоды исключили перекупщиков из цепочки «пчеловод-потребитель». Такая тенденция существет и в некоторых других странах Восточной Европы, где исключение перекупщиков и продажа меда непосредственно потребителям, привело к снижению фальсификата на рынке, рост доверия к качеству натурального меда привело к увеличению потребления меда потребителями.
Не стоит сбрасывать со счетов помощь ЕС польским пчеловодам.
Помощь Евросоюза в основном идет на покупку ульев и повышение квалификации пчеловодов. Более миллиона евро в год выделяется на лечение пчел, 7,9 млн евро на покупку оборудования – прицепов и другого оборудования, 1,2 млн евро выделяется на покупку маток и пчелосемей, затраты пчеловода на контроль продукции пчеловодства на 80 % компенсируется. 
Прилагаемые усилия дали свои результаты, за 10 лет удалось добиться того, что польский мед стал качественным.
Самая большая опасность для польских пчел варроатоз, на втором месте пестициды. Компании производящие пестициды, активно засыпают поля ЕС в том числе и польские пестицидами.
Польша старается наладить сотрудничество как в рамках Апиславии, так и в рамках Евросоюза, так как проблемы не оканчиваются на административной границе ЕС и польские пчеловоды активно налаживают контакты со странами которые входят в состав Апиславии, но не входит в состав ЕС. Например многие пестициды запрещенные в ЕС запросто применяется в Украине, что беспокоит Польшу. Все хотят есть мед самый качественный, а украина импортирует в Польшу немало меда. Важен польским пчеловодам также обмен опытом с соседями.


Новый маршрут апитуризма в Словении

Поддержка пчеловодства в Румынии

Гибель пчелиных семей в Канаде в зимовку 2015/2016

 

 



В Гродно можно наблюдать за пчелами в режиме онлайн



В Гродно можно наблюдать за пчелами в режиме онлайн



В одном из ульев апиингалятория Гродненского государственного аграрного университета установили веб-камеру. Ее разместили в старой пчелиной колоде, которая была привезена с Пинщины, сообщает газета «Звязда».

— Этому дереву, наверное, лет 200, не меньше, — считает научный сотрудник по пчеловодству Гродненского государственного аграрного университета Николай Халько. — Таких исторических колод в Беларуси осталось немного. Хорошо, что эту не порубили на дрова.

В колоду заселили мирную породу пчел, чтобы они не были проблемой для окружающих, и установили веб-камеру.

— И нам, ученым, интересно наблюдать за жизнью пчелиной семьи в режиме реального времени (при этом не нужно заглядывать в улей, тревожить пчел), и нашим студентам, пчеловодам, — говорит Николай Халько. — А особенно детям, которые будут знать, что собой представляют пчелы, чем они занимаются.

На экране компьютера, куда выводится изображение с камеры, на первый взгляд, хаотическое движение насекомых. На самом деле тут все происходит в соответствии со строгой системой.

Специалисты говорят, что было бы неплохо выводить на большой городской экран этот необычный фильм в режиме онлайн. Например, во время медовых фестивалей, чтобы гродненцы и гости города могли понаблюдать за жизнью пчел.


Радости и печали пчеловодов Эстонии

Пчеловод из Алматинской области увеличивает объемы производства меда

Новый маршрут апитуризма в Словении

 



вторник, 30 августа 2016 г.

Почему Китай теряет меньше медоносных пчел, чем Соединенные Штаты и Европа



Почему Китай теряет меньше медоносных пчел, чем Соединенные Штаты  и Европа




Согласно новому исследованию, пчеловоды в Китае теряют гораздо меньшее число пчелосемей, чем пчеловоды в США и Европе.
За последнее десятилетие ученые пытались раскрыть причины колапсса пчелиных семей медоносных пчел, но большинство научных исследований и мониторинга в этой области была сосредоточена на медоносных пчелах в Европе и Соединенных Штатах.
Тем не менее, самая большая популяция медоносных пчел находится не в Соединенных Штатах или Европе, а в Китае, где пчеловоды содержат более 6 миллионов пчелосемей.
Начиная с 2010 года исследователи из Института исследований пчел при Китайской академии сельскохозяйственных наук начали рассылать анкеты пчеловодам в Китае. В период между 2010 и 2013, они собрали 3090 ответов - первое исследование такого рода в Китае.
Данные опроса свидетельствуют, что пчеловоды в Китае теряют пчелосемьи в гораздо меньшей степени, чем их коллеги в Соединенных Штатах и ​​Европе. Хотя уровень потерь  варьировался в зависимости от года, географии и размера пасек, средние потери были чуть-чуть больше, чем 10 процентов.
Для сравнения, в Соединенных Штатах, пчеловоды потеряли почти половину своих пчелосемей в 2015 году.
Ученые предполагают, маленькие показатели потерь китайских пчеловодов могут быть объяснены большим генетическим разнообразием среди популяций медоносных пчел Китая. Китай также может похвастаться большим числом мелких пасек, что позволяет пчеловодам держать под контролем здоровье своих пчелосемей и оперативно проводить лечение своих пчел.
Большие потери медоносных пчел в последние годы в США, заставляют  американцев большие усилия направлять на поиск диких опылителей, а также проводить опыты по ручному опылению миндалевых садов, что оказалось очень затратно (300 дол США за акр) и малоэффективно. Пока альтернативы медоносным пчелам нет, и большие потери на пасеках вызывают заметную тревогу пчеловодов, фермеров и ученых. Любопытно, что только единицы американских пчеловодов идут путем вывода собственных маток, приспособленных к местным условиям, от наиболее продуктивных, миролюбивых и устойчивых к болезням пчел – потери у таких пчеловодов около 10 % пчелосемей в год.


Пчеловодам России стоит перенимать передовой опыт зарубежных пчеловодов и ученных. Большие потери пчел в последние годы в Европейской части России должны заставить задуматься, как снизить уровень потерь пчелосемей. Возможно, один из шагов, которые следует предпринять – создание племенных пасек в большинстве регионов, для сохранения и разведения местных пчел (среднерусских, дальневосточных или горных кавказских) и адаптированных к местным условиям карпатских пчел. Создание районов для сохранения  и восстановления  популяций среднерусских пчел. Создание новых породных типов и линий среднерусских, серых горных кавказских, карпатских и дальневосточных пчел. Не стоит забывать, что во многих странах, почему то собирается обширный генофонд пчел распространенных в России, скажем в США отселекционировано и используется  около 300 линий дальневосточных пчел; в Турции и Польше собран хороший набор линий серой горной кавказской пчелы и с ними проводится значительная  селекционная работа, выводятся линии которые вполне успешно работают в Польше и других странах Европы и иногда попадают к нам; Китай и США закупают небольшие партии среднерусских пчел, просто для изучения и дальнейшей селекции, так что скоро может появиться широкая линейка породных типов и высокопродуктивных линий китайской и американской среднерусской пчелы. В Майкоп завозится карника – пчела неплохая. Но почему в Белгородской области не создать филиал, по изучению украинской степной пчелы, которая еще в начале ХХ века распространялась практически до реки Дон по степным и лесостепным районам, где она показывала хорошие результаты. Почему бы не собрать генофонд украинской степной пчелы для изучения, селекционной работы и поставок пчелопакетов для промышленных пасек Юга России. Если энтузиасты предпринимают попытки восстановить утраченную кубанскую пчелу, почему бы не создать филиал на Кубани для ее сохранения, для сохранения генофонда и дальнейшей селекции.   
Возможно, стоит обратить внимание самим на селекцию, пока это не сделали соседи.


Бесконтрольное скрещивание опасно!



Монголия налаживает экспорт меда в Японию

Монголия налаживает экспорт меда в Японию



В 2009 году между Монголией и Башкортостаном был заключен долгосрочный контракт на поставку пчелиных семей, пчелиных маток башкирской породы, инвентаря и оборудования.

В 2013 году Японская ассоциация международного сотрудничества в области сельского и лесного хозяйства (JAICAF) направила в Монголию группу профессоров Университета Токугавы и других японских экспертов для проведения семинаров с монгольскими пчеловодами, в том числе по технологии переработки меда и других продуктов пчеловодства и налаживанию поставок этих продуктов на мировой рынок. В этих семинарах приняли участие около 100 пчеловодов из различных регионов Монголии.

По данным журнала Bees for Development, в 2009 году в Монголии в 40 семейных пчеловодных хозяйствах насчитывалось 200 пчелосемей, а в 2013 году в 100 таких хозяйствах уже было 3000 пчелосемей и производилось 30 тонн меда. В 2015 году пчеловодством в Монголии занималось 200 частных пчеловодов и 20 компаний, а производство меда составило 150 тонн. Центрами пчеловодства являются аймаки Сэлэнгэ и Дархан-Уул, расположенные на севере страны.

Соглашение об экономическом партнёрстве между Монголией и Японией предоставляет монгольским пчеловодам возможность налаживания экспорта мёда в Японию. Ассоциация монгольских пчеловодов сообщила, что с июля 2016 года в Японию будет поставлено 50 тонн меда. Результаты лабораторного исследования Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) подтвердили, что около 90% продуктов монгольского пчеловодства являются органическими. В 2017 году в Монголии вступит в силу закон об органических продуктах.


понедельник, 29 августа 2016 г.

Украина в десятке крупнейших мировых поставщиков меда

Экспортные поставки меда продолжают расти: Украина в десятке крупнейших мировых поставщиков меда


Несмотря на политическую нестабильность в стране и военные действия на Востоке, тенденция роста поставок украинского меда на зарубежные рынки сохраняется.
Положительная динамика экспорта обусловлена, прежде всего, растущим потребительским спросом на натуральные продукты, предоставлением нелицензируемых квот со стороны ЕС (5 тысяч тонн в год, которые были выбраны уже в первом квартале), девальвацией национальной валюты, а также тем, что украинская продукция имеет удачное соотношение цены и качества.
Основные экспортные поставки в первом полугодии 2016 года пришлись на май. Согласно маркетинговому исследованию “Рынок меда в Украине”, проведенному компанией Alliance Capital Management, три основные направления экспорта украинской сладкой продукции остались неизменны.
 Крупнейшим внешним рынком сбыта меда, как и в прошлом году стала Германия. Туда было поставлено 42% всего экспортированного меда, что на 13% больше, чем в 2015 году. Лидером по поставкам меда на немецкий рынок традиционно были китайские поставщики, но в последнее время из-за низкого качества и длительного срока поставок немцы все больше отдают предпочтение украинской продукции.
 На рынок США было поставлено 17% украинской продукции, в натуральном выражении. В прошлом году объем поставок в Соединенные Штаты Америки составил 22% от общего объема. Украина входит в пятерку главных поставщиков меда в эту страну. Импорт меда в США растет в связи с тем, что собственное производство в стране, которое и так менее чем на треть обеспечивает объемы потребления, снижается и более 70% меда страна вынуждена импортировать, и этот показатель со временем лишь увеличивается.
 На дешевый китайский мед в стране введены антидемпинговые санкции, поэтому конкурирует за американский рынок меда Украина только с поставками из Вьетнама и Индии. Замыкает тройку лидеров Польша с удельным весом 17%, тогда как в 2015 году ее доля была 20%. Существенно упали объемы поставок меда из Украины в Литву – с 1469 тонн в 2015 году до 42 тонн в первом полугодии нынешнего года, Словакию – с 1164 тонн в минувшем году до нынешних 42 тонн и Чехию – с прошлогодних 968 тонн до скромных 21 тонны за первое полугодие 2016 года. Падение экспорта связано с тем, что Чехия обнаружила запрещенные (противомикробные) вещества в пчелином меде украинского происхождения. После этого, производители провели аудит и подтвердили что украинский мед соответствует международному сертификату по пищевой безопасности FSSC 22000.
 Безусловным лидером экспорта, с суммарной долей 19%, стал один из крупнейших украинских производителей меда – компания Бартник (5% поставок было осуществлено компанией Бартник и 14% компанией Юкрейниан Би).
 На втором месте расположился крупный оператор медового рынка, прошлогодний лидер экспорта – николаевская компания Агро Ист Трейд. Доля предприятия составила 14%, против 16% в 2015 году). Третье место с удельным весом 12% занимает Многоотраслевой концерн Содружество из Херсона. В прошлом году компания занимала 13% всех экспортных поставок меда.
 Четвертое место с долей 10% принадлежит донецкой компании Украинский мед, которая специализируется на закупке меда у пасечников из центрального, восточного и южного региона страны. Замыкает пятерку лидеров Аскания-Пак, специализирующаяся на фасовке продуктов питания. Экспортировать мед компания начала с прошлого года, обеспечив в 2015 году менее 1% от всего экспортированного украинского меда. В первом полугодии 2016 года доля компании выросла до 6%, в натуральном выражении.
 Самый дорогой пчелиный мед экспортировали компании Экспотрейд-М (Николаев), RUR GROUP S.A. (Киев) и Титан (Килия, Одесская обл.). Самую дешевую продукцию на внешний рынок отправили компании Битрейд Вест (Ивано-Франково, Львовская обл.) и Медовая корпорация Кельманн (Херсон).
 Тот факт что Украина входит в десятку крупнейших мировых экспортеров меда, не мешает отечественным компаниям импортировать эту продукцию из других стран. Так в первом полугодии 2016 года киевская компания Кук-Украина завозила мед из Чехии. Доля этой компании составила 92% от общего объема медового импорта, что на 20% больше показателя 2015 года.
 Компания Фоззи-Фуд, владеющая сетью супермаркетов Сильпо и магазинов у дома Фора, импортировала французский мед, обеспечив себе 7% импорта этой продукции, в натуральном выражении. Оставшийся 1% импорта приходится на представительство российского производителя продуктов пчеловодства Тенториум – компанию Тенториум-Черкассы, которая импортировала мед из России.
По материалам Finance.UA

Мед из Сербии становится все популярнее в Европе


Главным рынком сбыта для молдавского мёда является Франция

Грузинский мед появится на рынках Евросоюза

Мировой экспорт меда: тенденции и особенности

Радости и печали пчеловодов Эстонии

Радости и печали пчеловодов Эстонии

Основной сбор меда в Эстонии приходится на конец лета, и каждый год пчеловоды и государство сталкиваются с проблемами, которые не решаются уже много лет. Несмотря на сложности, с которыми сталкиваются пчеловоды, производство меда в нашей стране неуклонно растет из года в год, но государство все равно недополучает налогов от его продажи. Многие полупрофессиональные эстонские пчеловоды летом посвящают себя пчеловодству, а в остальное время занимаются другой работой. Среди активных пчеловодов в Эстонии представлены, в частности, водители, журналисты, врачи, учителя, программисты и представители многих других специальностей, сообщает Союз пчеловодов Эстонии.
Ситуация на рынке пчеловодства
О ситуации на местном рынке производства меда рассказал Уку Пихлак, пчеловод с большим стажем, много лет выпускавший журнал Союза пчеловодов Эстонии Mesinik ("Пчеловод"). "Точное число пасек и пасечников в Эстонии, вероятно, не знает никто. Предполагается, что у нас около 50-60 тысяч пчелиных семей и пять-шесть тысяч пчеловодов", — говорит Пихлак. По его словам, пчеловоды делятся на крупных производителей — профессионалов, которые получают свои доходы от производства меда и продуктов пчеловодства; на тех, для кого пчеловодство не является основным видом деятельности, но они тоже получают значительный дополнительный доход; на любителей, которые заготавливают мед для собственного потребления. Крупные производители-профессионалы имеют более ста ульев, у второй группы — от 20 до 60 ульев. Любители держат примерно 20 пчелиных семей. Есть пасеки с 15 ульями и менее.
 "В среднем в Эстонии производится уже примерно 1000 тонн меда в год. Максимальный сбор (1200 тонн) был зафиксирован в 1914 году. В этом году будет собрано меньше из-за раннего цветения некоторых растений и дождливой погоды", — прогнозирует председатель Союза пчеловодов Эстонии Александер Кильк. По его словам, 20% меда Эстония импортирует. И если прежде импорт шел из дальних стран — Испании и Китая, то теперь большая доля принадлежит Латвии и Литве. По информации Килька, в Эстонии действуют около 50 крупных производителей меда. Средних производителей — примерно 250, малых — 600-700. По существующим правилам все должны быть зарегистрированы в Реестре пчеловодов. И все крупные производители там зарегистрированы. Есть в реестре и средние пасеки. Но приходится признать, что это всего 5% от общего количества пасек в Эстонии. Так происходит потому, пояснил Кильк, что пасечники боятся проверок ветеринарной службы и не хотят платить налоги государству с дохода от продаж. Они продают свою продукцию напрямую потребителю, минуя торговые точки. Покупатели зачастую делают закупки меда на целый год у знакомых пасечников, поэтому многие из таких продавцов не нуждаются в рекламе. "Розничные сети делают большие наценки, и у них драконовские требования к поставке меда, порой переходящие разумные границы", — говорит Уку Пихлак. Это уменьшает доход пчеловода. Только 30% покупателей в Эстонии приобретают мед в магазинах. "Взрослые люди к выбору меда подходят куда серьезнее, чем молодежь, для которой это просто сладость. Люди постарше покупают мед в своей местности, так как знают, что местные продукты качественны и проверены временем", — добавляет Александер Кильк. На вопрос, как отличить качественный мед от плохого, Александер Кильк сказал: "Это хороший вопрос, на который нет ответа. Даже в лаборатории невозможно сказать с абсолютной точностью, хорош этот мед или нет. Но в Эстонии фальсификатов нет, это точно". Зато желающие нажиться на фальсификате в Эстонии были. Иногда географическое происхождение, указываемое на этикетках продаваемого в Эстонии меда, не всегда совпадало c его реальным происхождением. Например, компания по производству алкогольных напитков Liiwi Helliis была закрыта после того, как выяснилось, что она поставляла в торговую сеть дешевый китайский мед под видом эстонского, имея на этом 300% прибыли.
Весной 2016 года председатель комиссии по окружающей среде Рийгикогу Райнер Вакра с тревогой высказывался о смертельном воздействии пестицидов на пчелиные семьи. "В связи с гибелью пчелиных семей мы обсудили негативное воздействие пестицидов на этих насекомых. Пчеловоды обеспокоены чрезмерной смертностью пчел по причине использования химических веществ для защиты растений", — сказал Вакра. На обсуждение этого вопроса приглашались представители Союза пчеловодов Эстонии, Объединения профессиональных пчеловодов Эстонии, Эстонской палаты по сотрудничеству в сфере пчеловодства, Эстонского сельскохозяйственного университета, Эстонского центра исследований окружающей среды, Министерства сельской жизни и Министерства окружающей среды. Вопрос этот требует принятия решительных мер, которые будут определены в результате дальнейшей работы в комиссии по окружающей среде Рийгикогу уже в этом году.
Справка. В Эстонии на момент ее присоединения к ЕС в 2004 году было около 3 тысяч пчеловодов и 47 тысяч семей пчел. Производство меда составляло 750 тонн, импорт — 400 тонн, экспорт — 100 тонн, потребление на душу населения — 0,7 кг в год. По количеству пчелиных семей на квадратный километр территории (3,1) Эстония значительно опережала Латвию (0,8) и Литву (0,7). Средняя продуктивность пчелиной семьи была на уровне 16 кг товарного меда, количество семей пчел на средней пасеке — 17,4. Практически во всех развитых государствах мира деятельность пчеловодов регулируется специальными правилами.

Главным рынком сбыта для молдавского мёда является Франция


Пчеловоды со всей страны собрались под Минском, чтобы передать опыт молодым


Грузинский мед появится на рынках Евросоюза

воскресенье, 28 августа 2016 г.

В ЮКО ежегодно производят 100 тонн меда

В ЮКО ежегодно производят 100 тонн меда


Пасечники Южно-Казахстанской области производят 100 тонн меда в год, всего в регионе действуют 1200 малых, средних и крупных компаний, которые занимаются пчеловодством. Для развития пчеловодства государство выделяет финансовую поддержку. В этом году запланировано выделить на 3 тыс ячеек 9570,0тыс тенге. Финансовую поддержку осуществляет и микрофинансовая организация «Ырыс». Оно профинансировало ТОО «ЭкоМед». Компания взяло кредит на 5 млн тенге по заниженной годовой ставки. На эти средства были приобретены 480 штук пчелосемей. Им удается собирать с каждого 25-30 кг меда.
Кроме того, с этого года предприятие «ЭкоМед» получило из Австрии и Украины породистых карпатских пчел и карнику. Они отличаются работоспособностью и быстрой акклиматизацией. Отмечается, что компания свою продукцию экспортирует в северные и центральные области Казахстана, а также в некоторые регионы России.

В Каракалпакстане открыли два мини цеха по расфасовке меда

В Кызылорде пчеловоды создали свою ассоциацию

В Актюбинской области активизирована работа по диверсификации отраслей экономики
В Кара-Кульджинском районе создадут буферную зону для развития пчеловодства

Пчеловодство в Абхазии

Пчеловодство в Абхазии

Заканчивается сбор каштанового и липового меда. Председатель Абхазского национального союза пчеловодов Ираклий Джанашия с двумя помощниками Алмасханом и Асланом качают мед в поселке Аймара, который входит в состав села Члоу Очамчырского района. У Ираклия Джанашия сто тридцать ульев. Во время этого сбора он с помощниками разделил пасеку. Шестьдесят пчелосемей собирают липовый мед в Аймаре, семьдесят – каштановый в селе Арасадзых. В итоге получают два вида меда за один сбор. Липовый — более светлый и сладкий, каштановый – темнее и с горчинкой, он не всем нравится, но считается более полезным, к тому же каштановый мед дольше всего не засахаривается. Он кристаллизуется, как и любой натуральный мед, но только через полтора-два года. В Абхазии мед собирают три раза в год. — Есть весенний сбор, — рассказывает Ираклий Джанашия. — В прибрежной полосе это мед из акации, ежевики, фруктовых деревьев, в горах в сборе присутствует дикая хурма, клевер, мята, бузина, много цветков, которых мы и названий не знаем. Летний сбор из дикого каштана и липы вы сейчас наблюдаете. Осенний сбор большей частью из золотарника, который туристы знают, как эвкалиптовый. Как они говорят, в этом году получилось 15-20 килограммов с улья. Это средний показатель. Весной было хуже — погода не баловала. Кормовая база в Абхазии позволяет существовать 400 тысячам пчелосемей. Сейчас в республике их примерно 60-70 тысяч, так что потенциал у абхазского пчеловодства велик. По словам пчеловодов, плохо то, что нет бренда "Абхазский мед". На зарубежном рынке известны абхазские вина и курорты, а абхазский мед мало, кто знает.

Экспорт грузинского меда в Корею

Мед из Сербии становится все популярнее в Европе

Батуми соберет пчеловодов со всех регионов Грузии

Иран заинтересован в экспорте меда из-за низкого потребления внутри страны

суббота, 27 августа 2016 г.

Этнофестиваль в Бурзяне как первый шаг к пчеловодческим турам в республике



Этнофестиваль в Бурзяне как первый шаг к пчеловодческим турам в республике


10 сентября в селе Старосубхангулово Бурзянского района пройдет международный этнофестиваль «Бурзянский мед – башкирская слава». Подробнее об этом, а также о перспективах развития муниципалитета, в интервью Business FM Уфа рассказал директор муниципального бюджетного учреждения «Бурзянский информационно-консультационный центр» Айнур Биембетов. Беседовал Дмитрий Жбанов.

Сейчас много говорят о территориальном развитии. Как  решается этот вопрос в  Бурзянском районе?

У каждого района есть свои конкурентные преимущества. К примеру, территория Бурзянского района на 92% состоит из лесных массивов. У нас есть возможность арендовать лесные участки. Там будет развиваться пчеловодческая отрасль, в основном бортничество. Это использование одной из природой данных возможностей нашего района. Тем более что развитие пчеловодства связано с использованием возобновляемых ресурсов. Наш район может производить больше меда, чем в предыдущие годы. На двух предприятиях организована фасовка меда, но этого недостаточно, пчеловодам нужны новые рынки сбыта.

Недавно Бурзянский район посетил президент Международной федерации пчеловодческих ассоциаций «Апимондия» Филипп Маккейб. По его словам, у муниципалитета есть потенциал для развития такого направления как пчеловодческие туры. Как развивается туризм в Бурзяне?

Сегодня это очень популярная тема для европейских туристов. Второе конкурентное направление развития нашего района – туризм. Сегодня  транспортная сеть не позволяет проездом заскочить в Бурзянский район. Туда можно ехать только целенаправленно. Поэтому наша задача – создавать событийные мероприятия, чтобы люди к нам приезжали охотно и с какой-то целью. Мы делаем упор на развитие делового туризма: проведение на территории района симпозиумов, курсов повышения квалификации. У нас есть номерной фонд для размещения гостей. В селе Старосубхангулово открыт современный гостиничный комплекс. В местности Мурат-Тугай, в непосредственной близости от пещеры Шульган-Таш, находится кемпинговый центр «Акбузат», действуют также агротуристические хозяйства.

Для расширения рынков сбыта и популяризации бурзянского меда, именно бортевого меда как башкирского национального продукта. 10 сентября в селе Старосубхангулово будет проводиться международный этнофестиваль «Б?рй?н балы – баш?орт даны», в переводе на русский язык «Бурзянский мед – башкирская слава». Начало мероприятия – в 11 часов. В программе этнофестиваля выставка-продажа меда и продуктов пчеловодства, ярмарка сельскохозяйственной продукции местных производителей, мастер-классы ремесленников и рукодельниц, развлекательная программа, спортивные игры и концерт.

Со списком мероприятий можно ознакомиться на сайтах администрации Бурзянского района и программы развития территорий Зауралья.

Смотрите также
 

Почему знаменитый башкирский мед продают за границу по смешным ценам?

В Уфе прошли три республиканских конкурса среди пчеловодов

Башкирию посетили делегаты Международной федерации ассоциаций пчеловодов «Апимондия»

Башкирской пчеле, впрочем, как и брендовому мёду, грозит исчезновение

 

пятница, 26 августа 2016 г.

Скоро ли на Южном Урале появится медовый кластер



Скоро ли на Южном Урале появится медовый кластер


Олег Коптелов, председатель правления общественной организации «Союз пчеловодов Челябинской области», согласился добавить в мёд ложку дёгтя.
Многие ещё помнят то время, когда местный мёд можно было купить в сельских хозяйствах области. Мёд от СХП «Коелгинское» славился вкусом и ароматом. А кто кормит мёдом нашу область сегодня?
Олег Коптелов: Сегодня мёд - это продукт энтузиастов-пасечников. Сколько всего в области пасек и пчелосемей, не знает никто. Но само по себе промышленное пчеловодство - во многом незанятая ниша. Территория Челябинской области позволяет увеличить общее количество пасек в 10-15 раз.И при интересе со стороны государства наша область могла бы стать медоносным краем. И уральский мёд стал бы таким же брендом, как мёд башкирский.
- В этом году Союз пчеловодов выступил с такой инициативой. Планируем создать пчелопарк в Ашинском районе. Потому что именно там есть большие площади высадки липы. А липовый мёд пользуется особым спросом. Его активно берут на экспорт в Китай и Европу. По проекту это будет пчелопарк открытого типа. Планируется поставить 1 200 пчелосемей и привлекать население на работу на пасеке. В перспективе пчелопарк может вырасти в каждом районе Челябинской области. Но пока это только на бумаге, точных сроков нет. Пчеловодство у нас не менее рискованное мероприятие, чем другие отрасли сельского хозяйства. В этом году липового мёда в Ашинском районе очень мало. Потому что в июне были заморозки, цвет быстро облетел.
Южноуральским мёдом активно интересуются китайские предприниматели. Известно, что много мёда было продано на саммитах БРИКС и ШОС в Уфе в 2015-м, и сейчас пасечники готовятся к саммитам 2020 года в Челябинске.
Основная проблема сегодняшних пчеловодов - отсутствие хоть какой-либо помощи от государства. Пчеловод является фермером, но при этом не может рассчитывать ни на сельхозкредит, ни на субсидию, ни на грант от государства. В сельхозбанке отказ в выдаче средств мне объяснили тем, что, кредитуя животноводов, они могут взять в залог коров и повесить им бирки в ухо, а пчёл в залог не возьмёшь, за крылья их к банку не привяжешь. С грантами тоже доходит до абсурда. Всего два пчеловода в России смогли получить грант на развитие хозяйства от Минсельхоза в прошлом году. При этом нам постоянно говорят об импортозамещении и продовольственной безопасности на Южном Урале.

- Как вы оцениваете перспективу развития южноуральского пчеловодства?

- Кочую с ульями по области, и у меня часто щемит сердце. Деревни брошенные, люди в них забытые, а кругом поля стоят медоносные, никем не тронутые. Ну дайте вы крестьянам по 300 тысяч рублей, чтоб пасе-ку организовать, ульи купить и десять пчелосемей. Через год всё вложенное окупится, через три прибыль в два раза больше приносить начнёт. Пчеловодство ведь решает вопрос самозанятости населения.

Официально

Анна Таскаева, исполнительный директор Союза крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов области:

«У нас в Челябинской области есть ориентированность на молочное и мясное животноводство, потому что в регионе отмечается нехватка молока и мяса.
 С мёдом ситуация в регионе благоприятная и стабильная, большой выбор. Его можно купить как местный, так и импортный. так что в данный момент как государственная задача развитие пчеловодства на Южном Урале не стоит. Но я знаю примеры, когда фермеры разводят пчёл параллельно с животноводством и расширением посевных площадей.
 Мёд может быть неплохим подспорьем фермерам. Он всегда пользуется спросом, цена на него не падает. К сожалению, есть в нашей области и примеры того, как потомственные пчеловоды, добившиеся всероссийского признания качества продукта, оставляют эту стезю по разным причинам».

Комментарий Александр Мельников, пчеловод:

«Пчеловодство всегда в России являлось уделом энтузиастов. Даже раньше в колхозах оно было полезным дополнением к основной деятельности. Пчёлы были нужны для опыления растений в полях и теплицах. Не секрет, что урожайность той же гречихи вырастает на 30-40%, если на ней будут трудиться пчёлы. И опытные хозяйственники это знают и понимают. Существовали раньше и пчеловодческие совхозы, но их было не так уж много. А если говорить о сегодняшнем дне, то наша современная технология не позволяет нам масштабной работы, как, например, в Канаде. Там мёд - статья доходов в государстве, разработаны взаимовыгодные законы. И пчелофермы сродни нашим птицефабрикам - огромные предприятия по производству мёда и пчелотоваров. Многочисленные пасеки огорожены сеткой от зверей. Канадским фермерам и в голову не придёт, что пасеку нужно охранять от вандалов и хулиганов, как приходится делать нам. К тому же, пуская пчеловода на поле, фермер платит ему за опыление. Чем окупает затраты на ГСМ и даёт возможность развиваться.

 У нас же фермеры пускают на поле в расчёте на то, что потом мы расплатимся мёдом. Хотя те, кто понимают важность опыления, бывает, приглашают сами. То есть все вопросы наши пчеловоды и сегодня решают сами, как сумеют договориться».
Как распознать подделку
 «70% мёда на ярмарках - некачественный продукт. Лабораторные исследования показали, что в основе многих образцов - дешёвый мёд подсолнечника, который в большом изобилии есть в Краснодарском, Ставропольском краях и Ростовской области.
 Подсолнечный мёд стоит там 100 рублей за килограмм. Добавляя в него различные вкусовые добавки и присадки, перекупщики продают его на всевозможных ярмарках под видом дорогого мёда. Поэтому обратите внимание на ассортимент продавца. У настоящего пасечника не может быть 20 и больше сортов: просто нереально объехать столько медоносов за сезон. Уважающий себя пасечник предлагает трипять сортов мёда. Сильно подорожали затраты на ГСМ и почти в два раза выросла в цене древесина. Так что цена ниже 500 рублей за килограмм тоже должна насторожить. О качестве мёда можно узнать только в лаборатории. У продавца всегда должна быть официальная бумага от ветеринарной лаборатории о качестве мёда. И не нужно бояться её спрашивать.

Башкирию посетили делегаты Международной федерации ассоциаций пчеловодов «Апимондия»

 В Уфе прошли три республиканских конкурса среди пчеловодов

Почему знаменитый башкирский мед продают за границу по смешным ценам?

 2017 год для пчеловодов Алтайского края должен стать точкой роста



Требования к пензенскому меду осенью ужесточат

Требования к пензенскому меду осенью ужесточат

В последние годы растет интерес пензенского населения к пчеловодству, как к одному из наиболее перспективных направлений малого агробизнеса. В регионе 23 сельскохозяйственных потребительских кооператива и 60 крестьянских фермерских хозяйств занимаются пчеловодством.

В нашей области содержат 56,5 тысяч пчелосемей. Причем на личные подсобные хозяйства населения приходится 95 процентов пчелосемей. В области 3,1 тысячи пасек. Объем производства меда в хозяйствах всех категорий в прошлом году составил 1140 тонн, что соответствует уровню предыдущего года.
Однако к качеству меда накопились претензии. Поэтому Минсельхоз принялся за разработку нового ГОСТа. По мнению специалистов, прежние стандарты уже не соответствуют современным требованиям рынка.
Потребители меда порой не знают, какого качества продукт они покупают. В банке может содержаться настоящий мед или же подделка, изготовленная с применением ароматизаторов вкуса. Теперь же решено усовершенствовать нормативную базу, чтобы повысить уровень отечественной продукции пчеловодства.
Оказалось, существующие российские стандарты заметно уступают европейским. У нас пока еще нет аттестованных методик оценки некоторых важных показателей качества меда. Порой невозможно определить сорт меда и его происхождение. В том числе нет возможности точно установить использованы ли, например, антибиотики при изготовлении продукции.
Пока же наши производители меда выглядят не достаточно конкурентоспособными. Причем российский рынок открыт для менее качественного азиатского меда.
По данным Росстата нынешним летом килограмм натурального пчелиного меда стоил около 500 рублей.
Мед у нас производится в небольших хозяйствах. Это около 95 процентов всего производства. Пчеловоды реализуют мед компаниям. Те разливают мед в емкости и поставляют его в розничную продажу.
Импорт меда составляет около двух процентов. Однако находятся компании, которые пытаются улучшать свойства меда иностранного производства, применяя ароматизаторы вкуса, патоку и другие добавки. Порой просто берется 80 процентов, например, китайского меда и 20 процентов нашего. И такой продукт представляют как российский мед.
Навести порядок намеревается этой осенью «Роскачество». Ее специалисты осуществят масштабную проверку качества меда. Закупки для исследований сделают в специализированных и сетевых магазинах, а также на рынках по всей России.
В «Союзе пчеловодов» предлагают также включить в ГОСТ обязательную проверку на содержание в меде тяжелых металлов и антибиотиков. В том числе снизить максимальный порог влажности.
Называют и другой очень важный показатель - количество сахарозы. Бывает, что пчеловоды порой подкармливают пчел патокой, дабы увеличить выход меда. Больным диабетом, использующим такой мед как заменитель сахара, он может навредить.
Производители меда, «Роскачество», «Россельхознадзор», ведущие НИИ разработали повышенные требования к меду, который сможет претендовать на государственный «Знак качества».
Продукцию проверят по тридцати показателям качества и безопасности. Ее исследуют также на содержание токсинов, пестицидов и антибиотиков. Разработанный стандарт даст возможность идентифицировать натуральный мед, произведенный без использования сахара.
Однако ситуация с испытаниями качества меда у многих небольших производителей, где нет серьезной исследовательской базы, может оказаться не однозначной.

Объемы выпуска меда рекордно растут в Алтайском крае

Почему знаменитый башкирский мед продают за границу по смешным ценам?

Как и чем живет кировское пчеловодство

Башкирской пчеле, впрочем, как и брендовому мёду, грозит исчезновение

 

 

Приморье – лидер по производству меда в ДФО

Приморье – лидер по производству меда в ДФО


Приморский край занимает первое место по производству меда среди регионов Дальневосточного Федерального округа. Как сообщили Деловой газете "Золотой Рог" в краевом департаменте сельского хозяйства и продовольствия, Приморье – безусловный лидер по производству меда в ДФО.

«Его объем отличается от других субъектов в разы. Доля Приморского края составляет почти 60% от всего дальневосточного меда», – отметили специалисты.
Кроме того, по объемам произведенного меда Приморье входит в ТОП-5 в рейтинге субъектов РФ.
«К 2015 году производство меда выросло почти в пять раз – до 4,8 тысяч тонн. По этому показателю Приморье занимает четвертое место в стране», – добавили они.

По мнению специалистов в области пчеловодства, у региона есть все условия для увеличения количества пчелосемей и объемов производства меда.

Отметим, реализация меда осуществляется населению Приморского края, часть продукции реализуется в другие регионы. С 2015 года резко возрос экспорт меда в страны Восточной Азии, в основном в КНР.

Приморский фестиваль "Анучино – медовое раздолье" может стать международным 

 

Алтайским пчеловодам пообещали дополнительную поддержку


Алтайским пчеловодам пообещали дополнительную поддержку


День пчеловода традиционно проходит во время православного праздника Медовый Спас. В открытии праздника принял участие Губернатор Александр Карлин. В 2015 году край получил самые высокие за последние несколько лет урожаи меда – 8,8 тыс. тонн. Было экспортировано за пределы страны 200 тонн меда. Регион входит в тройку крупнейших российских производителей товарного меда.

«Сегодня отрасль, сохраняя лучшие традиции, развивается с учётом новейших технологий. Недавно мы приняли решение о том, чтобы разработать и оперативно принять государственную программу развития пчеловодства в Алтайском крае. Мы намерены оказывать дополнительные меры поддержки и пчеловодам, и другим отраслям, близко с пчеловодством связанным, в частности растениеводству. Будем обеспечивать обновление основных фондов в отрасли для того, чтобы медовой продукции высочайшего качества производилось в Алтайском крае как можно больше, и она была доступна по цене всем жителям региона. Мы готовы также снабжать этим уникальным продуктом жителей всей России и зарубежья», – сообщил глава региона.

четверг, 25 августа 2016 г.

Кража ульев большая проблема для пчеловодов Калифорнии



Кража ульев большая проблема для пчеловодов Калифорнии


Около 90 процентов пчелосемей США используют для опыления миндаля в Калифорнии.
Кража ульев является серьезной проблемой для производителей миндаля и пчеловодов, потому что сезон цветения миндаля жаркое время не только для фермеров и пчеловодов, но одновременно это время кражи ульев.
Пчеловод Орин из Центральной Калифорнии говорит, что у него уже несколько раз крали ульи и ему пришлось применять различные меры для предотвращения краж ульев в будущем. В первый раз из двух точков у него украли 240 ульев, и полиция с трудом нашла вора в соседнем графстве. Во второй раз оставив ульи на точке, он договорился с местным охранным агентством о надзоре за пасекой и вскоре ночью он получил сообщение о проникновении на его пасеку неизвестного. На пасеку вместе с охранником и шерифом, пчеловод прибыл как раз вовремя, что бы арестовать вора и предотвратить кражу ульев. Пчеловод потратил немало времени, чтобы вору дали максимальное наказание - год в тюрьме графства.
Ассоциация пчеловодов штата Калифорнии  была вынуждена несколько лет назад внедрить систему вознаграждений для ареста граждан замеченных в краже пчел, для борьбы с воровством ульев в целом.

Теперь пчеловод советует размещать ульи не у дороги как раньше, а договориться с фермером о постановке ульев в стороне от дороги, в саду миндаля, и об охране ульев фермером, чей миндаль он опыляет.
Полиция  также советует пчеловодам размещать ульи так, что бы  они могли контролировать  подъезд транспорта к пасеке,  дорога к пасеке должна быть перекрыта воротами или иными барьерами. Практика полицейских показывает, что чаще всего ночью вор забирается на пасеку и вилочным погрузчиком  грузит пчел на грузовики и увозит. Как правило воры  имеют опыт обращения с пчелами. Чаще всего воруются пасеки, расположенные в отдаленных  местах, где воры могут вывезти целиком всю пасеку.

Рекомендуется также установить видеокамеры ночного видения, с тем что бы можно было в случае кражи увидеть, кто украл ульи.
Полиция также рекомендует маркировать ульи идентифицирующей информацией, включая имя и номер телефона пчеловода.
Полиция также приветствует другие идентифицирующие устройства и механизмы отслеживания ульев. 



Гибель пчелиных семей в Канаде в зимовку 2015/2016

«Мед Майя», органический мед Юкатана выходит на мировой рынок

Иран заинтересован в экспорте меда из-за низкого потребления внутри страны

 

 

Приморский фестиваль "Анучино – медовое раздолье" может стать международным



Приморский фестиваль "Анучино – медовое раздолье" может стать международным


Анучино – настоящая медовая столица Приморья, поэтому неслучайно, что именно в этом селе 20 августа пройдет первый фестиваль меда "Анучино – медовое раздолье". О том, как идет подготовка к этому значительному мероприятию, которое в перспективе может выйти на международный уровень.

– Андрей Яковлевич, какова главная цель проведения фестиваля меда в Анучино?

– Развитие туризма. Въездной туризм, внутренний туризм – вопросы для Приморья актуальные как никогда. Каждая территория края по-своему уникальна и Анучинский район, конечно же, не исключение: у нас много природных и археологических памятников. Но разработка туристического маршрута, подготовка инфраструктуры – довольно длительное мероприятие. Поэтому мы сделали акцент на событийный туризм. Пока не стали называть фестиваль "Анучино – медовое раздолье" международным. Но предпосылки к этому есть: один из наших партнеров по организации фестиваля меда — ООО "Азия-Союз" — это фирма с участием китайского капитала, в Анучинском районе у нее есть цех по фасовке меда. Учредители этой компании заинтересованы в развитии туризма. Через "Азию-Союз" мы пригласили на фестиваль китайских партнеров.

– Проведение любого фестиваля связано с затратами. Где вы берете средства на проведение этого мероприятия?

– В основном – это средства местного бюджета, которые были запланированы по программе развития туризма. Сумма небольшая, но я считаю, что мы эффективно ее освоим. Тем более что есть опыт организации фестиваля "Анучино — территория лета", который проходил на Зеленом острове. За 5 лет мы вывели стихийно придуманный несколькими энтузиастами фестиваль на международный уровень: в Анучино приезжали корейские и китайские делегации. На гала-концерте было до 5 тысяч зрителей.

– На какой площадке будет проводиться фестиваль меда в Анучино?

– Мы приняли решение провести его в центре Анучино на базе клуба. Там есть и сцена, и место для торговых рядов. Постарались учесть все организационные моменты: людям за 5 часов нужно и отдохнуть, и поесть. Первый фестиваль, наверное, самый тяжелый. Он не должен пройти комом. Повторюсь, опыт организации фестивалей у нас есть. С "Территорией лета", с ее палатками на поляне было по-другому: там отсутствие удобств предполагалось. Здесь проще, но мы не расслабляемся.

– Если сравнивать с другими районами, насколько хорошо развито пчеловодство в Анучинском районе? Можно ли назвать Анучино – медовой столицей Приморья?

– Мы первыми заявили, мы и назовемся медовой столицей. На самом деле предпосылок называться так у нас не больше, чем у Чугуевки, Яковлевки, Кировки или Черниговки: климатически и по медоносной базе мы находимся в одинаковых условиях. Но Анучино находится как бы в центре. У нас прекрасные исторические корни: здесь был пчелосовхоз, и медосбор с липы был одним из самых обильных. В районе сохранились традиции – у нас есть целые династии, которые занимаются пчеловодством. Основной медонос наш – липа – представлен очень мощно. Считаю, у нас есть все основания, чтобы называться медовой столицей Приморья.

– Мед каких сортов производят анучинские пчеловоды?

– Я всегда с большой иронией смотрю на 200 сортов меда, которые продают некоторые пасечники. Если брать по медоносной базе, в наших условиях реально собрать липовый мед и цветочный (осеннее и весеннее разнотравье). Есть небольшие массивы гречихи. Прибрежные пчеловоды собирают диморфантовый мед. Диморфант – это эндемик, который пережил ледниковый период, ближайший родственник элеутерококка и женьшеня. Важно понимать: есть объективная реальность, а есть маркетинговый ход. Наш мед – цветочный, гречишный, диморфантовый и липовый.

– Пчеловоды Анучинского района поднимали вопрос по поводу массовой рубки липы в Приморье. Чего удалось добиться?

– Мы были в группе районов, которые подняли этот вопрос. В 2013 году мы поддержали инициативу Думы Яковлевского района. От имени анучинского общества пчеловодов "Возрождение" мы направляли обращения президенту и премьер-министру. В 2014 году, когда Владимир Миклушевский посещал районы Приморья с рабочим визитом, наверное, глава каждого района задал вопрос о липе. Ведь Владимир Миклушевский руководит краем, который в советские времена давал до 40% медовой продукции. Сейчас производственная база пчелосовхоза утеряна, но не утеряна медоносная база: липа как была нашим основным источником меда, так и осталась.

Весной губернатор подписал распоряжение, в котором рекомендовал департаменту лесного хозяйства изыскивать возможность выделения зоны покоя вокруг пасек, оформленных надлежащим образом. Любая пасека рассматривается как некий участок земли, который должен быть оформлен соответствующим образом: паспорт, право собственности.

К сожалению, липа не попадает в список запрещенных к вырубке пород. Мы можем внести липу в региональную Красную книгу. Но в лесном массиве, в котором находятся краснокнижные деревья, запрещен любой вид хозяйственной деятельности, в том числе и пчеловодство.

Липы очень много в тайге. Тогда в чем конфликт между пчеловодом и лесозаготовителем – спросите вы. И тот, и другой привязан к дороге, к населенному пункту. Нас интересует липа в пределах 5-10 кмвокруг населенного пункта. Туда выезжает пчеловод, и туда же – лесозаготовитель. Если бы развести эти направления, то конфликтов бы удалось избежать.


– Закон Приморского края "О пчеловодстве" приравнял пасечников к фермерам. На какие государственные или муниципальные меры поддержки они могут рассчитывать?

– Как и любой фермер, пчеловод может рассчитывать на грантовую поддержку от администрации Анучинского района. Для этого необходимо предоставить пакет документов, в том числе бизнес-план. Максимальная сумма гранта 350 тысяч рублей.

– Как вы считаете, 350 тысяч достаточно для развития пчеловодства?

– Можно организовать производство меда с нуля: приобрести 20 пчелосемей и необходимое оборудование. Одна пчелосемья стоит порядка 5-6 тысяч рублей. 350 тысяч – максимальный грант, который можно получить. Но можно запросить и меньшую сумму.

– Какие бы советы вы дали тем, кто хочет заниматься пчеловодством? Что нужно знать?

– Для меня пчеловодство – не отрасль производства. Это образ жизни. Пчел надо любить. Надо понимать, для чего ты заводишь пчел. Если как хобби, то тебе будет приносить удовольствие работа и двумя-пятью семьями. Если рассматривать пчеловодство, как основной источник дохода, – то тут должно быть минимум 50 семей. Пчеловодству можно научиться, любить пчелу – нет. А пчела не терпит фальши. Она не лопата – сегодня поработал и в угол поставил. Пчеловодство разгильдяев не терпит.

– Семья – это такая единица измерения?

– Пчелосемья – комплекс пчел, которые объединяются пчелиной маткой. В разный период жизни семьи там может быть разное количество особей – до 100 тысяч. Пчелы – накопительницы по природе. Вот у них есть 500 кг меда, но они все равно полетят на работу и еще 500 соберут. Каждая пчела живет разное количество времени: пчела на медосборе, за счет того, что собирает нектар и интенсивно его перерабатывает, живет 30 дней, а пчела, которая идет в зимовку, живет 7 месяцев.

– Пчел каких пород предпочитают наши пасечники?

– Пород очень много. Каждая порода отличается по хозяйственному признаку. В каждой местности, в каждой климатической зоне издревле была своя аборигенная пчела. На Дальнем Востоке аборигенная пчела Indigo Mellifera (Индиго Меллифера). По размеру она примерно в два раза меньше других пчел. Indigo Mellifera не годится для содержания: сколько бы ни пытались ее одомашнить, ничего не получилось. Пчелы наших пасечников – это потомки тех пчел, которых привозили с собой переселенцы. Здесь имело место перекрестное скрещивание, практически без участия человека сформировалась дальневосточная порода пчел. Хотя официально таковой она не признана. В советское время уже подходили к тому, чтобы зарегистрировать породу (для этого необходимо более 5 тысяч семей, отвечающих всем признакам породы). Но в переломный момент все было брошено.

Мед

– Расскажите о производстве меда: насколько это сложно?

– Все начинается с цветка и пчелы. К счастью, это происходит без участия человека, поэтому мед такой идеальный продукт. Пока пчела летит к улью, процесс производства меда уже идет: в медовом зобике под воздействием ферментов сложные сахара цветочного нектара распадаются на простые. Потом пчела передает нектар пчелам-приемщицам. Капелька нектара неоднократно путешествует по сотам, начиная от самого теплого места, где расположен расплод. Цель пчел – выпарить лишнюю влагу. Причем, большую половину воды им нужно убрать в первые же сутки, чтобы нектар не забродил. Они машут крылышками, набирают в зобик, переносят. На 10-й день сильная семья выпаривает нектар до такого состояния, что мед можно запечатывать. Если влажность понижена до 20%, пчела закрывает его восковой крышечкой. Этот мед качественный. Причем это сказал не я, не лаборатория. Это "сказала" пчела. Такой мед может храниться тысячелетиями.

– Из чего складывается цена на мед? По вашему мнению, сколько должен стоить хороший мед?

– Это очень дискуссионный вопрос. Смотря, кто какие цели преследует. Старые пчеловоды всегда ориентировались так: цена на мед – это тройная цена сахара. Сейчас цена сахара 60 рублей. Условно цена меда – 180 рублей за кг. В Анучино, по результатам этого медосбора, мед можно приобрести от 800 до 1,2 тысячи рублей за трехлитровую банку. Кроме того, все зависит от качества меда. Пчеловод, который качает мед только из запечатанных сот, теряет в количестве меда, но дает то качество, которое позволяет меду дольше храниться, и вкусовые качества у такого меда гораздо лучше. Наверное, тут все зависит от умения продать. Кто-то воду продает дорого, а кто-то хороший мед не может продать.

– Как выбрать хороший мед?

– По Приморью, к счастью, понятие фальсифицированный мед – большая редкость. Вопрос больше связан с качеством, которое зависит от влажности меда. Определить качество меда можно только в лабораторных условиях. Еще есть специальный прибор – рефрактометр – он позволяет определить уровень влажности продукта. Я понимаю, что рядовой потребитель не будет ходить с рефрактометром. Все другие способы определения качества меда – народные. Самое простое: если ложится горочкой, значит густой. Но мед можно покупать при 20-ти градусах, а можно и при 35-ти, и он будет вести себя совершенно по-разному.

Именно поэтому на нашем фестивале каждый продавец меда должен иметь информационную таблицу: кто он, откуда, что за мед продает. Я как устроитель фестиваля не могу попробовать мед у каждого производителя. Должна стоять бирка, чтобы в случае каких-то проблем вопрос ставился таким образом: я купила плохой мед не на фестивале "Анучино – медовое раздолье", а у пчеловода Иванова, который там торговал.

На будущее, я думаю, когда фестиваль будет более масштабным, мы будем требовать от участников наличие паспорта пасеки и сертификат на мед.

– Вы стали инициатором установки памятника пчеле в Анучине. Как возникла эта идея и как будет выглядеть памятник?

– Идея возникла стихийно, когда мы придумывали, чем привлечь гостей. Оргкомитет поддержал мою идею. Мы поняли, что это может стать объединяющим моментом фестиваля. Было множество эскизов, разработанных арсеньевским архитектором Михаилом Юзгиным. Наша пчела анатомически правильная. Подробнее о памятнике мы расскажем чуть позже, когда проведем переговоры с изготовителями.

– На какие средства будет установлен памятник?

– Точно не будем привлекать деньги из нашего районного бюджета. Надеемся на внебюджетные средства. Уверен, что все задуманное получится, фестиваль меда получит свое достойное продолжение и станет визитной карточкой не только Анучинского района, но и края. А также привлечет внимание к экологической проблеме сохранения липы и пчеловодства в целом, как отрасли экономики.

Объемы выпуска меда рекордно растут в Алтайском крае

Объемы выпуска меда рекордно растут в Алтайском крае


В Алтайском крае растут объемы выпуска меда во многом благодаря тому, что активно развивается сотрудничество пчеловодов и фермеров. Между тем размещение пасек на полях с зерновыми и техническими культурами позволяет крестьянско-фермерским хозяйствам добиваться значительного повышения урожайности.
Общие интересы

12 августа губернатор края Александр Карлин посетил новый специализированный магазин по продаже пчелопродукции в Барнауле, пасеку и предприятие по переработке меда в Калманском районе. Глава региона обсудил с пчеловодами, фермерами и производителями проблемы, опыт совместной работы и дальнейшие перспективы развития отрасли.

Пасека Алексея Найденко в селе Шадрино, где побывал губернатор, входит в число наиболее крупных в крае: 250 семей карпатских пчёл приносят от 8 до 10 тонн меда в сезон.

– Объемы производства зависят от погодных условий, – рассказывает пчеловод. – В этом году, к сожалению, было много дождей, но пчелы наверстывают упущенное, думаю, что они еще все отработают. Мед у нас отменный, вся продукция реализовывается на социальных ярмарках весной и осенью, а также на медовой ярмарке в августе. Я, конечно,  готов расширять производство, но потребуются капитальные вложения на строительство омшаников, на закупку техники и переоборудование. Развиваться и содержать большее количество пчёл пчеловоды могут только благодаря поддержке по региональным и федеральным программам.

Четыре года назад Алексей Найденко получил поддержку по программе «Развитие пчеловодства в Алтайском крае». На субсидию из краевого бюджета и собственные средства – в общей сложности 900 тысяч рублей – купил новый УАЗ, поставил больше сотни новых ульев и современную медогонку. Сейчас строит мини-цех по откачке мёда и фасовке. «Хотелось бы создать крупную ферму, примерно 1500 семей, но мне это выльется в 9 – 10 млн рублей», – говорит Алексей Найденко.

По словам генерального директора ООО «Лео» Дениса Рифера, крестьянско-фермерские хозяйства, если появляется возможность, стараются засевать культуры рядом с пасеками: «Мы тоже экспериментируем, стараемся подсеивать травы. Урожайность повышается примерно на 30 – 40 процентов». Не надо быть специалистом, чтобы оценить перспективы взаимовыгодного соседства фермеров и пасечников.
Возможности для роста

Александр Карлин отметил, что краевые власти и впредь будут поддерживать пчеловодческие хозяйства в рамках региональной программы «Развитие сельского хозяйства Алтайского края». Только в последние годы краевая поддержка позволила увеличить объемы выпуска меда в регионе на 2 тысячи тонн. В планах – принять активное участие в разработке пакета законодательных инициатив на федеральном уровне.

– Есть закон о пчеловодстве, но он во многом декларативный, – подчеркнул губернатор. – Сейчас нужно в новых экономических реалиях сделать его более конкретным, где были бы предусмотрены преференции для отрасли и систематизированы меры государственной поддержки. Я считаю, что будет технологически правильно, если мы сейчас разработаем и даже примем региональную программу, а затем будем содействовать принятию закона на федеральном уровне уже в новом составе Государственной думы. Мы предусмотрим меры поддержки тех сельхозпредприятий и тех фермерских хозяйств, которые в своей работе учитывают интересы пчеловодов, взаимодействуют с ними.

Говоря о перспективах развития отрасли, губернатор отметил, что только гречихи и подсолнечника в крае в общей сложности 1 млн 200 тысяч гектаров, а на один гектар нужна одна пчелосемья. По данным Алтайкрайстата, во всех категориях хозяйств держат 188 тысяч пчелосемей. В ведомстве отмечают, что реальная цифра сегодня достигает около 500 тыс. пчелосемей, её уточнят после завершения Всероссийской сельхозпереписи. В любом случае есть возможности для дальнейшего роста пчеловодческих хозяйств.
Комплекс мер

Алтайский мед и различные виды пчелопродукции ценятся во всем мире. Его везут в другие регионы, поставляют за границу: в Китай, США, Польшу, Казахстан, Японию и многие другие страны. Развитию отрасли пчеловодства, повышению ее значимости в экономике края и страны будет способствовать завершенная в 2015 году регистрация бренда «Алтайский мёд».

Губернатор побывал на одном из крупнейших по переработке меда в крае – предприятии «Медовик Алтая». Здесь выпускают более 100 наименований продукции, оборудование способно перерабатывать 100 тонн меда в месяц, работает автоматическая линия розлива меда производительностью 1000 банок в час. Вся продукция проходит строгий контроль качества на соответствие ГОСТу.

По словам директора Евгения Мишина, в третьем квартале 2016 года предприятие намерено завершить инвестиционный проект по строительству производственного комплекса экспортного направления. В текущем году «Медовик Алтая» планирует произвести не менее 1000 тонн меда, из них не менее 70% – на экспорт.

Заместитель директора Сергей Нелюбов говорит, что у компании есть возможность сделать полный цикл производства и подготовки к экспорту с собственной лабораторией для проведения необходимых анализов и даже школой для подготовки кадров:

– Спрос на наш мёд за рубежом сейчас больше, чем предложение. Даже создание крупнейшей пчелофермы на 5000 семей покроет запросы нашего предприятия при нынешних оборотах только на три-четыре месяца в году. Остальное придется докупать у контрактных поставщиков. 99,9% алтайского мёда проходит проверку на требования ГОСТа. Некачественный мёд с момента нашего запуска мы не встречали. Иногда бывает незрелый мёд. Его мы отсекаем на стадии приёма, и пасечники оставляют его дозревать или пускают на корм пчёлам.

Губернатор Александр Карлин пообещал, что краевые власти будут делать все для того, чтобы способствовать продвижению алтайского меда на товарные рынки. «С учетом положительного влияния пчеловодческих хозяйств на развитие растениеводства мы разработаем новую программу развития пчеловодства в Алтайском крае, – сказал глава региона. – Она будет предусматривать поддержку отрасли во всех сферах пчеловодства и смежных отраслей, а также меры правовой защиты бренда «Алтайский мёд» и повышение культуры работы с медикаментами при лечении пчёл. Но в первую очередь это комплекс мер для растениеводческой отрасли и тех сельхозпроизводителей, которые взаимодействуют с пчеловодами или держат собственные пасеки в составе хозяйств. Таким образом, опыт сотрудничества производителей и владельцев пасек будем поддерживать и рекомендовать к использованию в других районах края».

*   *   *

В Алтайском крае работает более 30 предприятий, перерабатывающих мёд и пчелопродукцию. Большая часть из них занимается фасовкой мёда для оптовой и розничной реализации. Часть использует мёд и продукцию пчеловодства (пыльца, перга, прополис, маточное молочко, гомогенат трутневого расплода и другое) в многокомпонентных композициях, БАДах и пищевой продукции направленного оздоровительного действия. Общий ассортимент вырабатываемой продукции превышает 300 наименований. Переработчики активно расширяют географию поставок. В 2015 году экспортировали 207,9 тонны мёда в США, Канаду, Японию, Китай, Монголию, Афганистан, Казахстан, Таджикистан, Германию и Польшу.

В алтайских селах теперь можно держать только миролюбивых пчел

Приказ Министерства сельского хозяйства РФ от 19 мая 2016 г. № 194

2017 год для пчеловодов Алтайского края должен стать точкой роста

Итоги совещания по пчеловодству в Кемеровской области